konkretny_112 (konkretny_112) wrote,
konkretny_112
konkretny_112

Categories:

Прекрасное средневековье вобще и галантный век в частности

По ссылке коллеги Шифта читаю интереснейшую книгу " Христианство и спорынья". Автор жжОт не по-детски, просто напалмом. Полная версия расположена тут (http://absentis.front.ru/abs/lsd_01_preface.htm). Автор, конечно, маньяк и сатанист, но он собрал воедино огромное количество интереснейшей чернухи про средневековую Европу, цитат из Кальвина, Лютера, исторических фактов и исторических же анекдотов. К чтению нужно относится осторожно, предохраняя свой мосК от вредных воздействий.

Да, так вот. Ниже, для примеру, представлен отрывок про средневековые судебные процессы над различными представителями фауны. И я тут же подумал – елки-палки! Ведь какая отличная идея! Либерализм, гуманизм, демократию и толерантность можно продвинуть еще дальше. Куда смотрят правозащитники? Давно пора привлекать животных и прочих насекомых к административной и уголовной ответственности, а не заниматься самосудом. А то что же это такое? Укусил слепень человека и человек его тут же грохнул. Это превышение пределов необходимой обороны, преступление против нравственности, бесчеловечно и антигуманно. Ты вот его поймай, принеси в коробочки к судье, приведи свидетелей, принеси акт медицинской экспертизы и экспертизы ДНК (мол, именно этот слепень виновен). И пусть насекомому дадут 14 суток административного ареста за хулиганство.

А вообще в книге много интересного. Не могу не удержаться и не привести отрывочек и про благородных рыцарей:
Вот как, например, по данным европейских археологов, выглядел настоящий французский рыцарь на рубеже XIV-XV вв: средний рост этого средневекового «сердцееда» редко превышал один метр шестьдесят (с небольшим) сантиметров (население тогда вообще было низкорослым). Небритое и немытое лицо этого «красавца» было обезображено оспой (ею тогда в Европе болели практически все). Под рыцарским шлемом, в свалявшихся грязных волосах аристократа, и в складках его одежды во множестве копошились вши и блохи (бань в средневековой Европе, как известно, не было, а мылись рыцари не чаще, чем три раза в год).
Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных дам было бы ужасным испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом (увы, зубы тогда никто не чистил). А ели средневековые рыцари все подряд, запивая все это кислым пивом и закусывая чесноком - для дезинфекции.
Кроме того, во время очередного похода рыцарь сутками был закован в латы, которые он при всем своем желании не мог снять без посторонней помощи. Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше. Разумеется, всю свою нужду благородный рыцарь справлял… прямо в латы…


Или вот еще. Это уже к вопросу о галантных придворных и прекрасных дамах золотого века во Франции. А то смотришь гламурные фильмы (скажем, "Ватель"), а там все такие нарядные, гладенькие, чистенькие… Или вот, можно почитать книжки типа (http://nobility.nnm.ru/galantnyj_vek_ili_zhizn_velikosvetskoj_damy) или даже http://www.books.ru/shop/books/120228... А потом, по контрасту, вот это:

То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду. Известна история, которую так любят рассказывать Версальские гиды, как однажды к королю прибыл посол Испании и, зайдя к нему в опочивальню (дело было утром), попал в неловкую ситуацию - у него от королевского амбре заслезились глаза. Посол вежливо попросил перенести беседу в парк и выскочил из королевской спальни как ошпаренный. Но в парке, где он надеялся вдохнуть свежего воздуха, незадачливый посол просто потерял сознание от вони - кусты в парке служили всем придворным постоянным отхожим местом, а слуги туда же выливали нечистоты.

Специалист по истории парфюмерии Анник Ле Герер, отмечая «чудовищную вонь вокруг дворца, не ведающего отхожих мест», приводит, например, такое свидетельство Ла Морандьер, относящееся к 1764 году: «Парки, сады и сам замок вызывают отвращение своей мерзостной вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры наполнены мочой и фекалиями; возле крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилой водой и усеяна дохлыми кошками». (Le Guerer A. Les parfumus a Versailles aux XVII et XVIII siecles)


А тут, наконец, про животных (http://absentis.front.ru/abs/lsd_11_zveri.htm):
"…И если инквизиция однозначно предпочитала костер, то светские суды способы казни выбирали разнообразные - в соответствии с тяжестью содеянного. Так, собаку, укусившую чиновника, австрийский суд приговорил к "одному году и одному дню тюрьмы", ослу, забредшему на чужое поле, отрубили ухо, а двух свиней-убийц заживо закопали в землю. В большинстве же случаев ограничивались публичным повешением. Бывало, что зверей даже обряжали в одежды, чтобы все выглядело «как у людей». В течение всего процесса проштрафившиеся четвероногие пребывали в одиночном заключении. Соблюдались все положенные церемонии - до мельчайших мелочей. В архивах французского города Мелен сохранился отчет по расходам на казнь свиньи: "Кормление свиньи в тюрьме: 6 парижских грошей. Далее - палачу... для приведения приговора в исполнение: 54 парижских гроша. Далее - плата за телегу, на которой свинья была доставлена к эшафоту: 6 парижских грошей. Далее - плата за веревку, на которой была повешена свинья: 2 парижских гроша и 8 денариев. Далее - за перчатки: 2 парижских денария". По сравнению с европейскими судами, аналогичный приговор российского правосудия времен Павла I, приговорившего бодливого барана к ссылке в Сибирь, выглядит достаточно мягким.
Но уголовные суды - лишь малая доля процессов. Не оставалась в стороне Церковь, проводя над животными суды массовые. На этих судах обвиняемыми выступали мухи, гусеницы, саранча, кошки, рыбы, пиявки и даже майские жуки. Над последними садовыми вредителями, именуемыми еще майскими хрущами, в 1479 году в Лозанне (Швейцария) состоялся громкий процесс, длившийся два года. Решением суда шестиногим преступникам предписывалось незамедлительно покинуть страну. Множество подобных судебных дел описываются в классическом труде Дж. Фрэзера "Фольклор в Ветхом Завете".

В Европе вплоть до сравнительно недавнего времени низшие животные в полной мере несли наравне с людьми ответственность перед законом. Домашних животных судили в уголовных судах и карали смертью в случае доказанности преступления; дикие животные подлежали юрисдикции церковных судов, и наказания, которым они подвергались, были изгнание и смерть посредством заклинания или отлучения. Наказания эти были далеко не шуточные, если правда, что св. Патрик прогнал в море заклинаниями всех пресмыкающихся Ирландии или обратил их в камни и что св. Бернар, отлучив жужжавших вокруг него мух, уложил их всех мертвыми на полу церкви. Право привлечения к суду домашних животных опиралось, как на каменную скалу, на еврейский закон из Книги завета. В каждом деле назначался адвокат для защиты животных, и весь процесс — судебное следствие, приговор и исполнение — проводился при строжайшем соблюдении всех форм судопроизводства и требований закона. Благодаря исследованиям французских любителей древностей были опубликованы протоколы 92 процессов, прошедших через суды Франции между XII и XVIII вв. Последней жертвой во Франции этой, можно сказать, ветхозаветной юстиции была корова, которой был вынесен смертный приговор в 1740 г. нашего летосчисления. (Джеймс Джордж Фрэзер. Фольклор в Ветхом Завете)

В Лозанне такие суды проходили с завидной регулярностью. Кроме майских жуков там судили, например, гусениц. Когда последние опустошили этот округ в Швейцарии, их по приказу епископа трижды "вызывали на суд" колокольным звоном. При этом миряне опустились на колени и, трижды произнеся слова молитв "Отче наш" и "Богородица Дева, радуйся", обратились к божественной помощи. И хотя гусеницы на суд не явились, их интересы защищал специально назначенный адвокат. "Дело", разумеется, выиграла община. Согласно приговору гусеницы, ставшие прибежищем дьявола, были торжественно прокляты во имя Отца, Сына и Святого Духа, и им было приказано удалиться со всех полей и исчезнуть. Не тут-то было. Ответчики, согласно свидетельству хроник, "нашли, что им удобнее продолжать жить на почве Лозанны, и оставили проклятия без внимания".
Несмотря на игнорирование гусеницами церковных приговоров идея вызывать их на суд приглянулась. Возможно, христиане решили, что Господь явил милость к своим тварям и спас их, обратив в бабочек. Так или иначе в 1516 г. обитатели города Вильноз также предъявили иск к гусеницам. Приговор обязал гусениц покинуть в течение шести дней виноградники и земли Вильноза, угрожая им в случае ослушания церковным проклятием. В 1519 году в швейцарском поселке Глурнс начался процесс против полевых мышей. Суд постановил, что "называемые полевыми мышами вредные животные обязаны в течение 14 суток покинуть пахотные земли и луга и переселиться в другое место". А в той же Лозанне, закончив с гусеницами, в 1841 году возбудили дело против пиявок, которые стали размножаться с невиданной быстротой, и стоило ступить ногой в лужу, как в ногу тут же впивались десятки кровососов.
Схема процессов обычно была одинакова: после само собой разумеющейся троекратной неявки в суд ответчиков – мышей или майских жуков – суду приходилось выносить заочное решение. В нем виновным, под страхом ужасающих заклинаний с церковной кафедры, предписывалось в положенный срок покинуть определенную местность. Впрочем, иногда тех же гусениц и червей приносили в суд в большом количестве. Вроде как делегатов от "дьявольского гусеничного общества".
Но если против туч насекомых суды и инквизиция были бессильны (хотя процессы подпитывали церковный фольклор об успехах в такой борьбе св. Патрика, св. Бернара и т.д.), зато в индивидуальной тяжбе с демонами, вселявшимся в кошек, ослов, лошадей и прочих тварей, обвиняемых в оборотничестве, христиане взяли реванш. На кострах были сожжены сотни тысяч животных.
С легкой руки церковников с конца XIII века утвердился подлинный культ дьявола. Христианство разработало свою демонологию, согласно которой мир делится на царство Божие и царство дьявола. В XVI веке католический писатель Вейер умудрился даже пересчитать всех чертей, правда, не сообщив при этом, как ему это удалось сделать. По его словам, этих исчадий ада насчитывалось... 44 635 569, и ни одним больше или меньше! Люди верили, что именно дьявол насылает на поля насекомых. Почти во всех хрониках VI-XIII веков дьявол проявлял необычайную активность, организовывая целые заговоры. В ряде старинных документов ссылки на его делишки встречаются даже чаще, чем упоминания о Боге. И чем больше церковь рассказывала о дьяволе, тем больше становился страх перед ним. Считалось, что он появлялся под вой ветра и грохот бури в любом облике: собаки, волка, кота, медведя, обезьяны, ястреба, ворона. Неудивительно, что тут же хватали первую попавшуюся под руку животину. Казалось бы, от гражданских судей можно было бы ожидать большего здравомыслия. Ничуть не бывало. Принятая процедура являла собой лишь искаженное подобие инквизиционной.
Процессы с массовыми ответчиками обычно шли долго. Например, тяжба между общиной Сен-Жульен и жуками продолжалась с перерывами около сорока лет. Если же обвинялись единичные твари, то возмездие за колдовские дела настигало их быстро. В 1474 году, в самый разгар процесса над жуками, в Базеле судили одного старого петуха за то, что он якобы снес яйцо. Естественно, нашлись свидетели такого деяния, которые, "лично все видели", и обвинитель потрясал здание суда ужасающими историями о том, как сатана сажает на петушиные яйца ведьм, чтобы они, как наседки, высиживали наиболее вредоносных для христиан тварей, и о том, что петушиные яйца используются для изготовления колдовских снадобий. Отсюда видно, что пресловутый трактат "Молот ведьм", который появится чуть больше десяти лет спустя, и остальные демонологические трактаты не спровоцировали "демонофобию", как полагают некоторые исследователи, а лишь формализовали страхи, уже внедренные в сознание христиан церковью. Показательно, что защитник обвиняемого петуха даже не пытался оспаривать такие обвинения поскольку, как отмечает Фрэзер, "все эти факты были слишком явны и общеизвестны, чтобы их можно было отрицать". В результате этого процесса суд постановил сжечь петуха вместе с произведенным им яйцом, что и было исполнено со всей торжественностью. С тех пор ведьмы, несущие яйца, стали часто мерещиться отведавшим черного хлеба со спорыньей демонологам: "К примеру, один не в меру доверчивый демонолог уверял, что самолично видел деревенскую ведьму, которая каждый день откладывала яйца в соломенное гнездо. Она даже кудахтала по-куриному" (Николай Бессонов. "Суды над колдовством" гл. 6).
Из Старого Света безумный обычай возбуждать судебные процессы против животных перекочевал вместе с христианами в Новый Свет. В 1713 г. в Бразилии францисканцы обвинили местных муравьев в подтачивании фундамента монастыря. Процесс был долог, но, как нас убеждают христиане, муравьи под страхом великого отлучения "спешно покидали свои муравейники, направляясь прямо на отведенное им новое местожительство". Муравьями, конечно, дело не ограничивалось, еще до того в городе Салем начали вешать собак и кошек, которые "наводили порчу". После собак и кошек начали вешать ведьм. Преследование кошек, столь широко практикуемое в Европе, таким образом перекинулось через Атлантику в американские колонии, где состоялись нашумевшие салемские процессы над ведьмами в штате Массачусетс. Как показал тогда один свидетель, на него напала дьяволица, которая "влезла в окно и была похожа на кошку, набросилась на него, крепко схватила за горло, долго лежала на нем и почти убила". Когда он завопил, призывая Святую Троицу, она "спрыгнула на пол и вылетела в окно". Расследующим этот случай современным ученым удалось реабилитировать "ведьм" и установить виновника гибели невинных женщин и животных. Причиной была привезенная из Европы рожь, зараженная спорыньей...
Существует такая байка, рассказывающая об одном испанском алхимике, богохульно утверждающем, что платина - это металл, когда отцам церкви было ясно: "лишний" металл - бесовская выдумка и ересь, ибо раз в Библии названо только шесть металлов - железо, медь, золото, серебро, олово, свинец то, следовательно, седьмого быть просто не может. На это алхимик дерзко заметил, что собаки упомянуты в Библии 18 раз, а кошки ни разу, что не мешает им существовать! Алхимику тому костром наглости поубавили, а замечание его церковникам понравилось. Действительно, раз кошек нет в Библии, значит не место им и в жизни. Значит создание это - не Божеское и должно быть стерто с лица Земли. Хорошо, что в Европе не водились неизвестно как доплывшие с Ноева ковчега в Австралию кенгуру - также не упоминаемые в Библии, а то и им бы досталось... Был ли такой алхимик или нет, но факт остается фактом - никто так не пострадал от инквизиции и от простых христиан, как обыкновенные кошки"....
Tags: Заграница, Книги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Сижу на работе - 65

    Получив в комнату очередную порцию барахла, я подумал, что так жить нельзя. Решил разгрести стенной шкаф в коридоре. Открыл дверь и глубоко…

  • Рабочая атмосфера

    Чтобы мне веселей работалось, а нам, как известно, хлеба не надо - работу давай, мне в комнату привезли телегу с реактивами и поставили ее посередь…

  • Разводка

    Давно уже хотел, но никак руки не доходили сфоткать. Это вот разводка слаботочных кобелей кабелей на первом этаже нашего подъезда.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments