December 4th, 2007

Тендеры и куннилингус

Тендеры – дело хорошее. В идеале. Типа как демократия, свобода слова и либерализм. Практически сами все знаете – на демократию и свободу можно полюбоваться в телевизоре или, если очень противно, гляньте в окно. С тендерами же теми получилось совсем смешно. На высшем государственном уровне решили так – у нас нонеча рынок? Рынок. Рынок все расставит по местам? Дык, без базара. А раз без базара, то государственные деньги, выделяемые на те или иные проекты надо распределять через тендеры. Слово это, как и другие понятия либерального дискурса, появилось еще в середине девяностых. Еще все удивлялись новым словам – холдинг, ваучер, фьючерс, моржа, ипотека, популизм, лизинг, куннилингус… Чубайс тогда таким умным выглядел, убедительным таким. Ну, для ЕБНа, по крайней мере, убедительным. Так вот и тендер оттуда, откуда куннилингус.
            Тендер – это аукцион наоборот. То есть, холдинги и прочие лизинги соревнуются, кто дешевле и лучше сделает нужное и полезное для государства дело за государственные деньги. Кто быстрее и дешевле построит дорогу, кто лучшие лекарства в аптеки поставит, кто компьютеры в школы, а кто эффективнее выкачает нефть из месторождения. Отсюда должна была проистечь экономия, целевое расходование бюджетных средств, повыситься финансовая дисциплина и, ясное дело, исчезнуть коррупция. А заметьте, на расстрелы уже давно мораторий и это при том, что только на поставку льготных лекарств в аптеки за год по стране выделяется десятки миллиардов рублей. Ясен пень, тендеры тут же породили новые слова, уже чисто российские – откат и распил. С тех пор тендеры в России только пиленные и только с откатом.
           Если еще ближе к делу, то пока тендеры пилили, пока откатывали, ученые в Академии наук, как люди интеллигентные, дико возмущались. Они, значит, возмущались, но получали деньги, заметьте, из бюджета. И еще отметьте – получали они деньги из бюджета, а еще получали гранты, например РФФИ, а в тенедерах тех не участвовали. Ведь гранты считаются внебюджетным источником финансирования, так как уже получены по конкурсу и не имеют отношения к тем деньгам, которые государство выделяет на финансирование академических и отраслевых институтов на основании статей бюджета. И что же получилось? Получился бардак. Вот я, например, старший научный сотрудник, кандидат химических наук, получил грант. И надо мне купить реактив какой, бумагу для принтера (для печати тех самых отчетов, смотри выше) или, упаси боже, «манипулятор мышь компьютерную». Так что же я делал еще год назад? Я шел в магазин, брал счет, приносил счет в Институт, писал на нем «Оплата с гранта №ччч», визировал в Плановом отделе (деньги, мол, есть) и отдавал в бухгалтерию. И через неделю шел с доверенностью в магазин и получал искомый деканпропилоктан, бумагу универсальную «Снегурочка» или «манипулятор мышь компьютерную».
            Долго ли коротко ли, а озабоченность научного сообщества коррупцией, деградацией и регрессом государства Российского было услышано! Правительством. А в Правительстве том многие возмущались некорректным поведением яйцеголовых очкариков. Типа – им деньги выделяют (немного, но все равно научники в стране больше не требуются), а они нас же в коррупции обвиняют!? Вот Зурабова затравили, Фурсенко, Чубайса оплевали, еще многих достойных людей - министров регионального развития, транспорта, сельского хозяйства, природных ресурсов… И с высоты правительственного Олимпа грянул таки гром и сверкнула молния! Трепещите, смертные, - надменно прогундосили с Олимпа – ибо пришел час расплаты! Щазз мы вас отымем враз!!! И как сказали, так и сделали.
            И постановило правительство, что отныне и впредь во всех россиянских провинциях ВСЕ деньги всех государственных учреждений, бюджетные и внебюджетные, маленькие и большие, расходуемые на любые цели, будут проходить через Казначейство только после тендерных конкурсов. И создана была «Структурированная номенклатура товаров и услуг» из десяти тысяч пунктов. И в той номенклатуре прописали все – от помета птиц до топливных элементов ядерных электростанций.
И всю-всю деятельность человечества, все-все товары и услуги посчитали и обозначили кодами. Так, например, код 24.15.611 – это вот навоз, а код 24.15.612– помет, коду 28.75.380 соответствуют "Застежки, задвижки и оправы с застежками для дамских сумочек, кошельков, портфелей, кейсов и других дорожных принадлежностей, из недрагоценных металлов". Автокатафалки – это код 34.10.720, а космические корабли - 35.30.630. Есть там – живые свиньи и домашние свиньи, хрячки ремонтные, немытая шерсть, конопля, уран обогащенный, плутоний и его соединения, Услуги паталогоанатомических бюро, Услуги исправительных домов и колоний для несовершеннолетних правонарушителей, Эскорт-услуги, и, конечно, Услуги астрологов, спиритов, гадалок, магов, экстрасенсов.
А чтобы смертные прониклись моментом, дополнительно был разработан мега-комплект документов, которые необходимо представить фирмам, если те фирмы хотят принять участие в тендерах. И глянули фирмы на те документы, и наотрез отказались участвовать в тендерах как одна. И дополнительно доведено было до сведения научных учреждений, что даже если ни одна фирма не захочет участвовать в торгах по лотам в соответствии со «Структурированной номенклатурой», то все равно держатели грантов сами требуемые товары купить не смогут, ибо все ТОЛЬКО через тендеры. И все не потраченные до конца финансового года деньги Казначейство забирает обратно. И наступил глад, мор и семь казней египетских.
            На практике это выглядит так. Финансовый год начинается в апреле. Ну там, туда-сюда, к концу мая или в июне, деньги приходят на институтские счета в Казначействе. К этому времени, к маю, пишутся заявки на тендеры. Скажем, ноутбук Toshiba A100-599. Цена его в среднем по Москве 42000. К октябрю, если повезет, появляется одна фирма, которая хочет, пардон, соглашается участвовать в торгах. Одна! И то надо у директора фирмы отсосать. На фирме, после отсоса, благосклонно говорят – не, такой ноут мы поставлять не будем. За эту цену мы вам можем предложить A200-1GH. Его цена по Москве, если без тендера – 30000. И он сильно хуже. Если ты откажешься, то не получишь ничего. Если ты согласишься, то потратишь лишних 500 баксов и получишь вещь хуже, чем должен был. И это не предел. По некоторым позициям ломят цены в 2-3 раза больше, чем реальная рыночная и поставляют товар в 2-3 раза хуже. То же самое касается реактивов. То же самое – расходных материалов. То же самое – оборудования.
Самый смех в том, что торги затягиваются настолько, что надо писать отчеты, в том числе финансовые, а окончательные цены на многие товары не ясны, так как поставки еще не осуществлены, а цены меняются каждую неделю. Сейчас декабрь, реактивы и оборудование в Институт не поставлены, а деньги уже потрачены впритык к заявленным ценам на тендерах. Если цены окажутся больше, то все равно товар обратно отгрузить на фирму нельзя и Институт влетает на бабло.
Вот такой вот куннилингус.