May 19th, 2009

Курица довольна

Меня часто попрекают – мол, ты призываешь ко всяким там нехорошим вещам, а вот осмотрись вокруг, революционер хренов. Ведь не все так плохо, жизнь продолжается и, кажется, даже налаживается. Нельзя, нельзя видеть вокруг только черное. Учись, мол, видеть и позитифф (вот, кстати, отличная дискуссия из 300 откликов по поводу одного моего мелкого поста). Как человек исключительно чутко воспринимающий критику, учусь видеть позитифф. Вот сегодня в сети увидал замечательный позитиффный креатифф:


Куриные окорочка вернулись на экраны страны – Черкизовский мясокомбинат запустил рекламную кампанию марки "Петелинка".

Продвигается курятина достаточно нестандартно. Нет счастливой семьи, жадно уплетающей мясо. Нет подробного изображения продукта – собственно тушка появляется только в конце ролика. Все 30 секунд на экране – сидящая на шелковых подушках и воркующая голосом Ксении Собчак курица Ксюша. "Конечно, мне повезло по жизни, – кокетничает она, хлопая длинными ресницами. – Блондинка – это порода". И вообще она несет людям "натуральность и вкус".

 


Ну разве не чудесно? После такого начинаешь всей душой ущущать свою ничтожность и ущербность по жизни. Там еще и Серега Зверев, тоже выдающийся человек, очень искусно сыграл петуха.

Вести с мебельной фабрики

В рамках реформирования Вооруженных сил России более чем в два раза сокращено количество учебных центров и общевойсковых полигонов. Как сообщил "Интерфаксу" анонимный источник в военном ведомстве, соответствующее решение принял министр обороны РФ Анатолий Сердюков.

По данным собеседника агентства, в 2009 году из 238 штатных войсковых полигонов ликвидирован 131 учебный центр различных видов и родов войск. При этом численность личного состава этих полигонов и учебных центров уменьшена почти наполовину. Все прикомандированные к этим воинским формированиям офицеры и прапорщики направлены в свои части.

Очередной мастерский удар нанесен "зеленым человечкам". Для тех, кто в танке – так называют российских солдат и офицеров "эффективные менеджеры" из МО (Министерства обороны или, на жаргоне, "Мебельной фабрики"). Прекрасная, своевременная инициатива. Ведь что такое полигон? Это, помимо всякой ерунды (стационарные военные городки с жилыми зданиями, административно-хозяйственные постройки, службы обеспечения и т.д.) – много земли, на которой, и это самое главное, ограничена хозяйственная деятельность.

То есть полигон – это несколько десятков, а то и сотен квадратных километров территории, на которой зеленые человечки занимаются чем-то непонятным, а хозяйственная деятельность ограничена. Нельзя там построить уютные коттеджные поселки, нельзя губернатору полететь на вертолете – пострелять по животным, да вообще ничего полезного там не происходит.

Но нашлась и на зеленых человечков управа. Конечно, это все полумеры, у человечков остается еще много территории для своей непонятной возни. Ничего, мебельная фабрика скоро выйдет на проектную мощность, закрутятся циркулярные пилы по распилу, и тогда то начнется веселье. Армию – на самоокупаемость и хозрасчет! Даешь разрядку, разоружение и перезагрузку! Шоколадному зайцу Бараку Первому это понравится. А ведь это – самое главное, правда?

Примечание: разумеется, этот пост – ничто иное, как очередное злобное брюзжание никчемных, неуспешных лузеров-милитаристов, не понимающих азов оптимизации и реформирования вооруженных сил в соответствии с требованиями современности.  

“Когда я слышу слово “культура“, мой палец тянется к спуску моего браунинга“

К вопросу о coolтурно-гламурном сегменте российской действительности вообще и Евровидении в частности. Отрывочек из книги «Перпендикуляр» М. Веллера: 

 

Примеры, которые многие, наверное, слышали — часто цитируемая в связи с историей гитлеровской Германии, с историей Третьего Рейха фраза: “Когда я слышу слово “культура“, мой палец тянется к спуску моего браунинга“. Имелось в виду, что нацисты нена­видят и уничтожают культуру. Это если мы возьмем, изучим фразу по отдельности — вот такой формальный подход к фразе. Ну, можно еще, конечно, сочетание фонем рассмотреть, но сейчас это выходит за границы нашей задачи.

 

А в границах задачи то, что пьесу эту написал когда-то способный молодой немецкий драматург Бальдур фон Ширах, еще до того, как он бросился играть в национал-социалистические игры, еще до того, естественно, как он стал предводителем гитлерюгендта, он был способный молодой человек из хорошей семьи и написал пьесу. Патриотическую пьесу: Германия была унижена. В Герма­нии тогда практически все были патриоты. Хотя проявля­ли свой патриотизм немного по-разному.

 

И вот в этой пьесе — рассказ такой, как внутренней вставной новеллой, идет сцена, которую рассказывает главный герой. О том, как на дворе 20-го года нищета, голод, Германия опущена, много инвалидов, много си­рот, предприятия стоят. И вот под Рождество, это такая антирождественская сказка, люди все-таки съезжаются в театр на спектакль. Они выходят из автомобилей, их жены запахивают шубки, они отряхивают с себя пу­шистый рождественский снежок, который сеется с ве­чернего неба, и говорят о том, что все-таки Германия не погибла, если еще жива ее культура, потому что вот спектакль, новая постановка интересного молодого ре­жиссера, все-таки жизнь как-то продолжается. Культура показывает, что не все погибло, потому что наслед­ственность культурная.

 

А рядом со входом мальчик лет десяти, озябший та­кой, в каком-то рванье, практически босиком, просит милостыню. Но милостыню просить нехорошо — при этом он как будто торгует спичками. Но они его про­сто не видят: они хорошо одеты, они хорошо выглядят, хорошо устроены, они идут на этот спектакль... И воз­вращаются с него, говоря: что не все еще потеряно, потому что культура — продолжает существовать! А мальчик-сирота, отец его погиб на Великой войне, за это время уже лежит замерзший, и над ним даже сугроб намело.

 

“Вот после этого, — рассказывает рассказчик, — когда я слышу слово “культура“, мой палец тянется к спуску моего браунинга“. Как вы понимаете, в зависи­мости от контекста фраза весьма заметно меняет свое значение.

Медицинский хардкор

На фоне кризиса вопрос борьбы с коррупцией отошел в СМИ на второй план. Однако в Обнинске о борьбе с этим явлением не забыли. Начали борьбу с коррупцией среди врачей медицинского радиологического научного центра (МРНЦ), директором которого является академик А.Ф.Цыб. Борьба началась просто и незатейливо: установили камеры видеонаблюдения1.

    Самыми коррумпированными, по мнению администрации МРНЦ, оказались сотрудники поликлиники МРНЦ, где в кабинетах гинеколога, уролога, гастроэнтеролога, проктолога и других специалистов установлены камеры видеонаблюдения.

http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=1728&Itemid=39

Ожидаем замечательных и познавательных роликов, вывешенных на ютьюб.