November 18th, 2009

(no subject)

Тяжелый, изматывающий труд по нажатию кнопок в Академии наук таки подкосил мое богатырское здоровье. Вот проснулся я утром во вторник, и чувствую – застудил шею. Где, как – науке неизвестно. Но башка как будто гвоздями к плечам приколочена. Так что пришлось забить на работу и весь день слоняться по своему обширному имению как жирафа – вытянув шею и склонив головенку вниз… Обмотался шарфом, закутался в халатик и приобрел вид типичного инвалида, страдающего болезнью Паркинсона. К вечеру стало отдавать в руку. Ночью прошла рука, но заболело в основании черепа.

Принято стратегическое решение не ходить в Институт и сегодня. Все-таки ноябрь – редкостно мерзопакостный месяц, хуже не придумаешь. Буду и сегодня бродить по своему замку шаркающей походкой, как фата-моргана, пугая домочадцев и приживал. А работа – ну ее нафиг, от работы кони дохнут.

Тоска по свободе



Игуаныч у меня сидит в прочном ящике, фактически - за "железным занавесом". Я по хозяйски обеспечиваю тепло, кормежку и безопасность. Но, может быть, в тайных, недоступных мечтах эта ящерица мечтает о свободе? О бескрайних просторах, о дивном бесконечном мире без цепных псов, без решеток, запоров, жесткого режима и ограничений?

Вот также и советские граждане мечтали в 1989 году. И мечта их сбылась!

А у меня дома продолжается тоталитаризм - рептилия сидит в тесной клетке, без свежего бодрящего воздуху. И только иногда ящерке удается одним глазком взглянуть на прекрасный мир. Чуствую себя каким-то тюремщиком. Устроить, что ли, реформы, открыть границы, сломать Берлинскую стену?