April 10th, 2010

Покаяние

Воланд подозвал к себе  Азазелло и приказал ему:

- Лети к ним и все устрой. (с)

 - А давненько мы не устраивали показательных выступлений босса, - заявил Главный пиарщик. – Босс уже волнуется, говорит, надо ко Дню Победы чего-нибудь учудить такое, чтобы у международной общественности глаза на лоб полезли. Вон Медвед, он и парад НАТО на Красной площади 9-го Мая будет принимать и ядерное оружие под корень срезал – подписал СНВ-3, а мы?!

 Задумались пиарщики с политтехнологами. Стали на пальцах прикидывать – Курилы отдавать рановато, Дальний Восток и так китаезы заберут сами, с юга – тоже не вытанцовывается ничего забавного (еще и в глаз можно получить от киргизов), на севере – льды и скукота, да и не любит Босс север, сам оттуда родом. Остается западный фронт, тем более, что Мюнхенскую речь еще не забыли.

 Судили-рядили, а потом один, который за историческое направление отвечает, вспомнил – а, помните, говорит, немцы в 41-ом поляков в Катыни постреляли? Ну и чо? А то, что можно перед пшеками покаяться за Сталина-упыря. Типа это Сталин всех прибрал -перерезал, чисто так, по приколу, а фашисты не причем. Немцам будет приятно, они за это Мюнхенскую речь Босса забудут, пшеки – те вообще взвоют от восторга. Босса оденем в строгий черный костюм, Боссу черные цвет идет. Плюс к тому, Катынь - место приятное, там березки-сосенки, чистый воздух, кайся сколько душе угодно. И наша ботва ничего не скажет, ей сейчас не до того, ей жрать нечего. На том и порешили.

 Сели писать сценарий, распределять роли. Кто в шмотках лучше понимает – тому одежку выбирать для покаяния – скромно, но дорого, хорошо. Пальтишко от «Армани», Костюмчик от «Бриони», штиблеты «Джон Лоб», платочек шелковый, носочки, галстучек, котлы, запонки-заколки… Эка забот – Босса-то одеть, чтоб за державу было не обидно!  

Один сразу речь сел писать, взяв за основу какое-то подходящее выступление некоего Медведева насчет жертв тоталитаризма. Прямо из уютного бложика ее и тиснули, там еще фраза была удачная, обтекаемая - «репрессиям нет оправданий». Это фразу без изменений и вставили в речь Босса.

 Еще кого-то сразу в магазин ритуальных принадлежностей погнали - венки купить, траурные ленточки с надписями. Ленточек привезли добрую сотню, долго сидели выбирали, смеялись – там еще перлы были такие: «Больше не повторится», «От благодарных потомков», «Покойтесь с миром» и «Аз воздам!»… Отобрали одну, самую нейтральную – «Простите нас». Слово «нас» потом замазали, обойдутся пшеки. А свечки оказались в таких больших синих вазах, как ночные горшки, но менять не стали – обойдутся пшеки.

Каяться решили в два этапа – за один раз все желающие не поместятся, да и не выносит ихний Премьер Дональд ихнего Президента Леху, они в одной Катыни и ср-ть не сядут. Может нехорошо получиться, если под звуки Шопена и Реквием скандальные паны заварушку устроят между собой, с хватание за грудки и вырыванием волос. Так что – в два этапа. Сначала примем главного пшека, Дональда. А потом, денька через три, – Леху Качинского и остатнее польское руководство – Президента со всей администрацией, депутатов сейма, начальника Генштаба Войска польского, ксендзов, начальника диппротокола – всех короче! То-то пиару! Мировое сообщество будет в восторге!

 Босс в целом одобрил концепцию, даже синюю вазу со свечкой утвердил, только премьеру фильма «Катынь» знатного режиссера Вайды перенес с первого апреля на второе – так ближе к правде. Седьмого апреля состоялась первая часть Покаяния и прошла она весьма успешно, хотя польский Дональд и кривил рожу – Босс каялся неубедительно, по бумажке, вазу со свечкой чуть не разбил да и вообще мало хаял русских в целом, все валил на тоталитаризм. Через силу, короче, каялся. Но пшеки убрались обратно к себе в Речь Посполитую в целости и сохранности, хоть и с кривыми рылами. 

Ничего, решили пиарщики. К 10 апреля Босс отойдет, тем более репетиция состоялась и опыт уже есть – покаемся так, что век нас помнить будут! И вот 10 апреля поутру стоят пиарщики на аэродроме, мелко жмутся от холода, смотрят в небо: – не видать вше пшеков? А главный польский русофоб Леха Качинский чегой-то задерживается. Уже кое-кто из фляжки тайно отхлебывает, уже по третьей сигарете закурили. Как вдруг где-то в глубине ласа ка-ак бабахнет эдак гулко, раскатисто! И тишина. Та ничего, это почетный караул тренируется, опытным ухом уловив грохот, заявляет один из встречающих. 

Ну чего? Ждут еще. Вдруг на поле вылетает черный лимузин Mercedes-Benz S-Guard Pullman, оттуда вылетает Босс с перекошенным лицом. – Слыхали, черти?! – орет он. – Полякам то всем… - тут он осекается, ловя взглядом насторожившиеся мордочки журналистов. – Что случилось с польской делегацией? – спрашивает один из кремлевского пула. Премьер, вспомнив подлодку «Курск» отвечает кратко: - Они разбились. Все. 

Кстати, траурные венки, почетный караул и даже речь, приготовленные к Покаянию, не пропали даром. Там только и изменили, что год – с 1940-ого на 2010-ый, ну и «репрессии» переправили на «трагическую случайность». А пиарщиков, козлов, премии лишили да еще горячих всыпали. Ибо пока они ушами хлопали, Медведев и тут всех опередил – Указом Президента объявил 12 апреля - День космонавтики - днем общероссийского траура.

Гиблое все-таки место Катынь. Не климат там панам. Диспетчер им орет – выше давай! А они ниже берут. Диспетчер орет – медленнее! А они – газу прибавляют. Ох, чую, нечистая сила во всем виновата, бес попутал. Есть и свидетели, они утверждают, что незадолго до самолета Качиньского в "Северном" должен был сесть Ил-76, на котором из Москвы летела группа сотрудников ФСБ, сообщает Gazeta Wyborcza. Самолет ФСБ дважды предпринимал попытки приземлиться под Смоленском, однако в конце концов повернул обратно во Внуково.

Тут еще что важно понимать: Предположительно, самолет с пшеками задел дерево, выполняя снижение и "Дерево", как нам сообщают, уже представлен к правительственной награде...



Добавить нечего, кроме того, что Господь все видит и Бог шельму метит. Запланированные на будущее Покаяния России перед всем миром под большим вопросом.