April 14th, 2010

Михаил Делягин: Такое ощущение, что люди просто испугались мечтать

К Дню космонавтики. Полная версия тут. Оставляю для коллекции.

...

У нас есть официальная версия о том, что Сергей Павлович Королев ночь накануне старта беседовал с Гагариным. Но знаете, люди, немного связанные с этой отраслью, рассказывают по-другому, рассказывают, что приходил не Королев. Королев - человек, прошедший лагеря, характер имел абсолютно жесткий. Он мог побеседовать, но это была бы серьезная беседа, после которой полет в космос действительно показался бы детской прогулкой. А для разговора по душам, для человеческого воодушевления приходил человек, который в ЦК КПСС занимался космосом, - Леонид Ильич Брежнев.
Мы привыкли смеяться над тремя его сочинениями, которые он, вероятно, надиктовал в основном, а окончательный текст изготовили уже профессиональные писатели, - но всего его сочинений было восемь. И одно из них было про космос.
Думаю, полезно было бы договориться с его родственниками и издать эти книжки. Это ведь определенный памятник эпохи. Да, конечно, они залакированы и всей правды не отражают, - но ведь и египетские пирамиды тоже отчасти перестраивали, а они все равно остались памятником эпохи.
Так что беседовал, скорее всего, Брежнев. Но, когда пришло время писать мемуары, он подумал, что это было бы нескромно. Сейчас это звучит смешно - мы помним Брежнева как коллекционера наград и «мерседесов», - но во многом люди той эпохи были правильными людьми. И он решил, что писать о себе в том контексте было бы нескромно, и что правильней было бы сделать так, чтобы умерший к тому времени Королев вошел бы в историю еще и таким образом.
Думаю, это было правильным решением, - потому что были ведь и другие беседы, о которых мы мало чего знаем.
В общем, есть просто трогательные эпизоды в истории нашей космо-навтики, и их надо сохранить, сберечь.
И, конечно, первые запуски, да и последующие, были самыми настоящими подвигами. И как погибали наши космонавты - Комаров в 1967 году на недовведенном, «сыром» «Союзе-1», у которого сначала не раскрылись солнечные батареи, а при спуске запутался парашют... И ведь машина была прекрасной, просто ее надо было отладить, что потом и сделали, Гагарин практически над гробом Комарова это пообещал, - но сделали уже без него. А если бы раскрылись солнечные батареи, там была программа очень красивого эксперимента - и возвращался бы на «Союзе-1» Комаров не один, а с Елисеевым и Хруновым...
Вторая и последняя, надеюсь, гибель наших космонавтов в космосе - от разгерметизации спускаемой кабины - это Волков, Пацаев и Добровольский в 1971 году... Чтобы поместились в кабину втроем, летали не в скафандрах, а в спортивных костюмах, с самого первого полета втроем, с 1964 года, - и это решение оказалось роковым...
А ведь были аварии и на земле, в процессе тренировок, экспериментов.
Это нужно помнить, потому люди, проложившие дорогу в космос, как это ни высокопарно звучит, - это герои нашей страны, живые и мертвые. И особенно надо помнить о живых, хоть это и не в наших, увы, традициях.
А ведь дорога в космос, еще раз повторю, - это дорога к нашей безо-пасности. Мы в том числе и благодаря им сейчас сидим и разговариваем, не только благодаря тем, кто Рейхстаг брал, но и благодаря тем, кто летал в космос.
И, кроме того, мы многими современными технологиями им обязаны. Ведь космические исследования - инструмент для создания, опробования и массового внедрения многих, разнообразных технологий. Побочный результат, согласен, но ну просто очень приятный!
Никто ведь не полетит в космос просто для того, чтобы придумать новую систему связи, или новые тормоза, или новый энергетический элемент - слишком страшно, слишком тяжело. Но, полетев в космос, приходится придумывать новые системы связи, новые мелкие бытовые удобства, которые украшают жизнь сначала космонавтов, но потом и нас, обычных людей.
Твердо верю, что российский космос будет продолжаться. Сейчас мы имеем некоторую трагическую паузу, связанную в том числе с деградацией нашей страны.

Мы находимся сейчас, в том числе и в науке, в состоянии, когда солнце едва не заходит на востоке. И высокие цени на нефть не должны обольщать: они неправильно используются. Но ситуация будет исправлена, - хотя исправлять придется не каким-то там космонавтам или даже Генеральным конструкторам, а нам самим, и это будет неприятная работа. Но мы справимся: придется справиться.
Отступать некуда - позади Россия.
ЧЕРНЫХ: - Михаил Геннадьевич, сегодня мы на эту тему говорим еще и потому, что ваша семья имела отношение к космосу. И, может быть, главный вопрос, который часто обсуждается до сих пор - а были ли американцы на самом деле на Луне? Вообще-то мы должны были там первыми быть.

ДЕЛЯГИН: - Мы должны были быть первыми, но недобросовестная конкуренция, недобросовестный лоббизм сыграли свою роль, к сожале-нию. Ну, как у нас сейчас с самолетом пятого поколения, как у нас с «Булавой», когда передали проект не тем, кто был к этому лучше всех подготовлен, а к тем, кто лучше всех умел себя пролоббировать перед начальством. Это же самое в определенной степени и сорвало наше участие в лунной гонке. Хотя луноход проработал во много раз больше времени, которое он должен был работать, и до сих пор он там стоит где-то.
Но американцы на Луне были.
Другое дело, что качество киносъемки, которую они там сделали, мало на что годилось: ну не до того им там было, это тоже была очень драматическая, прямо-таки по-ковбойски отчаянная история.
И когда они эту киносъемку увидели, стало ясно, что крутить это по телевизору нельзя. И в оперативном режиме взяли одного из ведущих режиссеров той эпохи - Стэнли Кубрика - который еще тогда снимал космическую фантастику, и он снял это в павильоне, в чем накануне смерти и признался, подтвердив многочисленные предположения.
И нестыковки записи с реальностью, на которые мы показываем пальцем - не та тень, флаг, который развевается и т.д. - это все действи-тельно павильонная съемка. Потому что реальная съемка на Луне была просто некачественной. Не до того им было, но на Луне они были, дорогие коллеги.
И, знаете, что я вам скажу по этому поводу: патриотизм заключается в возвеличивании себя за дело, за реальные достижения, а не в том, чтобы отвергать реальные достижения других, пусть даже своих конкурентов.

Cоветский и российский космос - это были и остаются успехи социализма, это были и остаются успехи людей, которые не считали и не считают смыслом своей и чужой жизни получение прибыли, людей, всех себя отдавших развитию человека, его совершенствованию, его прогрессу не только технологическому, но и моральному.
Сейчас не только в нашей стране, но и во всем мире очень сильна тенденция к архаизации - причем не в сторону капитализма и даже не в сторону дикого капитализма, а в сторону раннего, средневекового феодализма, а то и позднего рабовладения. Это очень страшно, это очень скверно и этому нужно очень противостоять всеми силами. И развитие космических программ - это в том числе и элемент противостояния этой тенденции.
А на более простом, более бытовом уровне можно вспомнить, что развитие космических исследований попросту невозможно без коопера-ции с Украиной. Если мы будем развивать кооперацию с Украиной, то, может быть, черт возьми, мы втянем ее в полноценную интеграцию и восстановим ядро нашей страны.

ЧЕРНЫХ: - Вот еще и в этом плане развитие космоса нам очень нужно - чтобы объединять. А там и Казахстан.

ДЕЛЯГИН: - Конечно. Украина, Казахстан и Белоруссия - три страны, без которых Россия не может существовать экономически и технологически. И, кстати, психологически на самом деле мы тоже не можем без них существовать.
Полет Гагарина был очень важен еще и потому, что идентичность со-ветского народа, - а у нас нет сегодня другой идентичности, кроме советской, как-то за 20 лет воровства и лжи, которые почему-то называют демократией и рынком, никакой идентичности не выработали, - базировалась на трех событиях.
Во-первых, на Великой Октябрьской Социалистической революции как на чудовищном, но торжестве справедливости.
Во-вторых, на победе в Великой Отечественной войне как на чудовищном по жертвам, но также бесспорном торжестве справедливости.
И, в-третьих, на полете Гагарина. И вот в нем уже не было ничего чу-довищного, это была чистая радость, потому что жертвы и погибшие в подготовке к этим полетам остались за кадром.

ЧЕРНЫХ: - Была прекрасная улыбка Гагарина.

ДЕЛЯГИН: - Почему была, она и осталась…