July 30th, 2010

Дятел

Давно слежу за самым успешным скульптором Демократической России - Зурабом Константиновичем Церетели. Что такое самый успешный скульптор? Воспитанные культурные люди могли бы подумать, что это такой творец, который ваяет великолепные произведения искусства – ну там как Микеланджело, Донателло или какой-нибудь Бенвенуто Челлини. Такие, чтобы вдохновляли, чтобы их с руками отрывали, чтобы города и музеи сорились за право обладать шедевром.

Разумеется, это не так. Вот, к примеру будем говорить, криворукий Микеланджело Буанаротти два года корячился с бесхозной глыбой мрамора и выпилил одну лишь никчемушную скульптуру, «Давид» называется. И чо? 

А наш то, наш! Наш наваял многие тысячи шедевров, насильно натыкал те шедевры по всему миру и получил при этом не в морду – а получил наваристый профит. Успех налицо! Особенно жалко Москву – там пациент развернулся не на шутку, ибо кто может в Москве противостоять Господину Лужкову? Господин Лужков – большой эстет и очень любит долбанутого скульптора, а долбанутый скульптор при такой-то поддержке с устрашающей скоростью конвейера по производству кастрюль штампует бессмертные гениальные шедевры – один другого страшнее. Про самые выдающиеся шедевры мы уже писали тут. Но одно, главное свое творение, успешный скульптор никак не мог пристроить, хотя в Москве на страх врагам появился клон Главного Шедевра – статуя «Терминатор-2. Судный день». 

Короче, почти двадцать лет величайшее бессмертное творение Мастера валялось на складах. Мэтр не позволял переплавить, утверждал – что он еще сумеет найти такое государство на планете, которое не сумеет отказаться. Сколько на шедевр ушло цветных металлов и бюджетных средств – не передать. 600 тонн весит – бронза! И ростом шедевр получился на славу – 90 метров, да. Скульптурный гений всем эту радость втюхивал при поддержке Правительства Москвы. Но тупые буржуины упирались-кочевряжились, отмазывались как могли – так и не взяли. И Нью-Йорк от подарка отказался, и Балтимор, и Майами, и еще много их было. Как только в каком месте население узнавало, что их собираются осчастливить бронзовым идолищем – все как один выходили на демонстрации протеста, а московский ОМОН не имел права разгонять демонстрантов в США. Зураб-Гений стойко сносил плевки в харю, статьи под названием "From Russia with 'ugh'", называл протестующих быдлом, вандалами и вестготами, и продолжал поиски. 

И вот сообщают, что Гений сумел преодолеть сопротивление тупых пиндосов. То есть тупые пиндосы, чтобы самим не запомоиться, скинули 600-тонн бронзы в свою полуколонию, в Пуэрто-Рико еще в 1999 году. Там оно и лежало себе спокойно большой кучей, пока не наступил мировой финансовый кризис. Кризис, как война, все спишет, и Церетели подкинул интересную мысль местным властям – мол, наличие на вашей территории моего шедевра обеспечит приток туристов! Там решили больше не ссориться с неугомонным ваятелем, и сделали вид, что приняли заявление за чистую монету. 

Местные жители, однако, тоже не сразу всосали свое счастье – в двух городах сумели отмотаться. А вот сотрудники обсерватории Аресибо смотрели на звезды-кометы и промолчали. Раз они промолчали, то скоро получат неподалеку от своего телескопа статую Колумба! Я склоняю голову – двадцать лет Маэстро добивался своего и слово сдержал – будет в Новом Свете памятник Христофору Бонифатьевичу. Будет, несмотря на все препоны, преграды и протесты бескультурных скотов. Так вот и достигается успех – нужно просто долбить в одну точку. Как вот дятел долбит.

Гений, истинный гений. А Колумб пускай в гробу переворачивается, сволочь.

Мир катится в сраное говно

Понравилась алармистская статья:

Нынешнее лето богато на несчастные случаи, аварии и катастрофы. Дня не проходит, чтобы не взорвался бытовой газ, не горели дома и общественные здания, не сталкивались автомобили, не летели в кювет автобусы и не падали самолеты. Не исключено, что это связано с невиданной жарой, и череда несчастий пойдет на спад с похолоданием и дождями. Но, учитывая наши традиции, оснований для особого оптимизма нет. Тем более, что ситуация явно накаляется и в политическом плане. В Афганистане наступают талибы. Их победный марш на Барге Маталь и Забуль отзывается серией терактов на Северном Кавказе, где что ни день подрывают и убивают прокуроров и милицейское начальство. А в Кабардино-Балкарии даже взорвали Баксанскую ГЭС. Подобных диверсий раньше не было. Это совершенно иной уровень террористической войны, и она может получить продолжение в любое время в любом месте.

Накаляются межнациональные отношения. Скандалы, сопровождающие расследование убийство Юрия Волкова, попытки представить траурные мероприятия в его память как шабаш "русских нацистов", а также массовая драка в юношеском лагере "Дон" под Туапсе и жесткая позиция руководства Чечни ставят под сомнение успехи "чеченизации".

Своеобразным пиком неконвенциальной активности коренного населения стал захват вооруженных луками и стрелами индейцами строящейся в Бразилии ГЭС "Дарданелус". Возмущенные строительством индустриального объекта на территории строго индейского кладбища и ущербом, который нанесен экологии, аборигены захватили сто заложников и потребовали выплаты приличествующей случаю компенсации.

Временами создается впечатление, что мир сходит с ума. Респектабельное канадское издание Global Research пишет, что "ЦРУ надо запретить, потому что никаких надежд на его исправление нет". В Германии выстраиваются очереди за российской "Ладой", а именно моделью ВАЗ-2171. В Венесуэле раскапывают могилу умершего в 1830 году Боливара, а в Румынии эксгумируют тело расстрелянного в 1989 года Чаушеску. Одновременно проводится опрос, результаты которого показывают, что 49% румын считают покойного диктатора прекрасным руководителем, а 41% опрошенных хотели бы его возвращения во власть. Как тут не согласиться с теми, кто считает, что последние двадцать лет и кризис перевернули все смыслы и расшатали все устои? Значительный вклад в эти процессы внес июль, и остается только гадать, какие еще новости может принести "роковой август". "Шпионский скандал" поколебал миф о могуществе и профессионализме российской разведки. А разоблачения Washington Post, выложившей на своих страницах исчерпывающую информацию о зонах ответственности, взаимодействии, реальной работе и финансировании секретных ведомств США, покончили с мифологией об эффективности американских спецслужб. Ссора Москвы и Минска расшатала красивую вывеску Союзного государства и поставила под сомнение осмысленность затеи с Таможенным союзом. А трагедия на "Параде любви" в Дуйсбурге не только унесла двадцать жизней, но и ударила по мифу о "немецком порядке".

Отдельным сюжетом стал массированный слив на Интернет-сайт Wikileaks документов, касающихся военных действий США и их союзников в Ираке и Афганистане. По сути, ничего принципиально нового из этих материалов мир не узнал. Но зато теперь все домыслы и реконструкции – от гибели мирного населения и специфической роли пакистанской разведки до американских "эскадронов смерти" и разворовывания гуманитарных денег – получили документальное подтверждение. В ближайшее время, т.е. в августе, владельцы сайта обещают выложить на всеобщее обозрение еще 19 тысяч документов и видео, зафиксировавшее, по их словам, "настоящее зверство".

Этот бум разоблачений, захлестнувших Америку, до боли похож на поток компромата, распространявшийся в конце 80-х годов в СССР. И футурологи уже начинают смотреть на аварию в Мексиканском заливе не с точки зрения экологической или климатической катастрофы, а в чисто политическом аспекте. Они проводят параллели между Чернобылем и аварией на нефтяной платформе ВР, между роспуском Варшавского блока и расшатыванием единства НАТО, между распадом СССР и приближающимся крахом Америки. Но эти прогнозы если и реализуются, то точно не в августе 2010 года. Подобные сценарии являются долгоиграющими, и это вполне согласуется с привычкой ждать всяких ужасов.

Единственной темой, напрямую засветившейся в прогнозах на этот август, является угроза войны. В качестве очагов конфликта называют Корейский полуостров, Кавказ, границу Венесуэлы и Колумбии и, разумеется, Иран. Определенные основания для таких ожиданий есть. Совместные учения ВМФ США и Южной Кореи уже спровоцировали воинственные заявления Пхеньяна, но это уже стало "доброй традицией". Растущая дестабилизация на Северном Кавказе, помноженная на решимость Тбилиси восстановить суверенитет над Абхазией и Южной Осетией, – это, разумеется, достаточное основание для тревоги. Что касается Латинской Америки, где снова разгорается конфликт между Колумбией и Венесуэлой, то это далеко не первый эпизод. Сегодня Уго Чавес утверждает, что США готовят покушение на него и государственный переворот в Венесуэле, и ждет вторжения со стороны Колумбии. Все это уже говорилось, но и попытки переворотов были, а о серьезности угроз может свидетельствовать тот факт, что Чавес отменил давно запланированный визит на Кубу на празднование годовщины штурма казарм Монкадо.

Но самую большую опасность представляет угроза войны в Ираке. Этому прогнозу больше двух лет, и он уже успел стать фоновым. Но на прошлой неделе его снова озвучил Фидель Кастро: "Решение о нападении на Иран уже принято, опасность войны, которая может перерасти в ядерную, становится неминуемой". И оснований для тревоги прибавилось. Военные корабли США и Израиля уже стянуты у южного побережья Ирана, и есть информация, правда, достаточно невнятная, о размещении американских военных на северных границах Ирана, в Грузии и Азербайджане. По сравнению с этой угрозой меркнут все прочие августовские страшилки. Но ожидая потрясений, стоит помнить, что точно предсказать, где и как рванет в следующем году, практически невозможно. В лучшем случае удается выделить основные тенденции, и они не радуют. Через кризис, войны и экологические катастрофы мир движется в какое-то другое время.

http://www.utro.ru/articles/2010/07/30/911230.shtml

(no subject)

Зафрендил меня тут какой-то виртуальный робот. Посты у робота такие:

"Как например корреспонденту Горзаказ.Орг в пресс-службе "Неспелой волны", 16 марта 2009 года активистами хода имелись посланы обращения в проверяющие органы Ленинградской области с просьбой провести экзамен деятельности завода "Фосфорит", размещенного на территории Кингисеппского района Ленинградской области. По тукнутым экологов, промышленные отправления 3-го класса бремени, создавшиеся в результате деятельности предприятия, т. е. в процессе производства фосфорной руды, живо выпачкаются на строительные вещи Санкт-Петербурга и области под пейзажем всегдашнего песка.
    
Как следует из очутившихся у активистов хода документов, завод "Фосфорит" обманывает свои отклонения некоему ООО "Феникс"".
http://kwantom.livejournal.com/18401.html

У робота оказались взаимные френды.

Задумалсо. Но так и не понял - а вот зачем оно? И вообще - сколько осталось времени до того, как Интернеты будут чуть более чем полностью состоять из бессмысленных виртуальных роботов, которые будут друг друга френдить, каментить, спамить, троллить и вообще жить своей жизнью не обращая внимания на хумансов?

Над всей Россией безоблачное небо

Теплую водку? Из мыльницы? В ванной?... Не откажусь!

В Москве на четверть упало потребление водки, как нам сообщают из торговых сетей. Вот что жара с русскими людями делает! Кстати, надо вводить тэг "Климатология". Ибо войны, дегенераты, либеральные пидарасы и больные триппером мзга представители творческой интеллигенции - это все очень опасно, но преодолимо. А вот с климатом не повоюешь. У нас, в Москве, всего-то 35-36 градусов выше нуля - а жизнь замирает потихоньку. Народишко падает в обмороки, пожары, плавленный асфальт, отказы электротехники... А ну как будет когда-нибудь 40 градусов в течении пары месяцев? Что тогда? Вот, кстати, Веллер уже писал про такой армагеддон:

***
…Жара в Москве вначале была незаметна. То есть, конечно, еще как заметна, но кого же удивишь к июлю жарким днем. Потели, отдувались, обмахивались газетами, в горячих автобусах ловили сквознячок из окон, страдая в давке чужих жарких тел, и неприятное чувство прикосновения мирилось только, если притискивало к молодым женщинам, которые старались отодвинуть свои округлости не столько из нежелания и достоинства, но просто и так жарко. «Ну и жара сегодня.– Обещали днем тридцать два.– Ф-фух, с ума сойти!» Хотя с ума, разумеется, никто не сходил. Дома отдыхали в трусах, дважды лазая под душ.

Так прошел день, и другой, и столбик термометра уперся в 33. Ветра не было, и в прокаленном воздухе стояли городские испарения. Одежда пропотевала и светлый ворот пачкался раньше, чем добирался от дома до работы. Расторопная московская рысь сменялась неспешной южной перевалочкои: иначе уже в прохладном помещении с тебя продолжал лить пот, сорочки и блузки размокали, и узоры бюстгальтеров проявлялись на всеобщее обозрение – откровенно не носившие их цирцеи сутулились, отлепляя тонкую ткань от груди, исключительно из соображений вентиляции.

По прогнозам жаре уже полагалось спасть, но к очередному полудню прогрев достиг 34. Это уже случалось в редкий год. Скандальный «Московский комсомолец» выдавал хронику сердечных приступов в транспорте и на улицах, и в метро врубили наконец полную вентиляцию, не работавшую из экономии энергии лет пять. Ошалевшие граждане в гремящих вагонах наслаждались прохладными потоками.
Суббота выдала 35, и на пляжах было не протолкнуться. Песок жег ступни: перебегали, поухивая. В тени жались вплотную; энтузиасты загара обтекали на подстилки, переворачиваясь. Парная вода кишела.

Воскресные электрички были упрессованы, будто объявили срочную эвакуацию, тамбуры брались с боя. Москва ринулась вон, на природу, под кусты, на свои и чужие дачи; под каждым лопухом торчала голова, и в глазах маячило извещение: хочу холодного пива.
Продажа пива и лимонада действительно перекрыла рекорды. Главным наслаждением манило глотнуть колющееся свежими пузырьками пойло из холодильника, фирмы сняли с телевидения рекламу прохладительных напитков: и так выпивали все, что течет.
С каким-то даже мазохистским злорадством внимали:

– Метеоцентр сообщает: сегодня в Москве был зафиксирован абсолютный рекорд температуры в этом столетии – в отдельных районах столицы термометры показали +36,7°С. На ближайшие сутки ожидается сохранение этой необычной для наших широт жары, после чего она начнет спадать. Падение температуры будет сопровождаться ливневыми дождями и грозами.
Дышать стало трудно. Солнечная сторона улиц вымерла. Плывя в мареве по мягкому асфальту, прохожие бессознательно поводили отставленными руками, стремясь охладиться малейшим движением воздуха по телу.
Июль плыл и плавился, и солнце ломило с белесых небес.

И долгожданные вечера не приносили облегчения и прохлады. Окатив водой полы, спали голыми поверх простынь, растворив окна, и утром вешали влажные постели на балконах, где уже жег руки ядовитый ультрафиолет.
Дождей не было, а поднялось до 38, и это уже запахло стихийным бедствием. Примечательно, что те, чьей жизни непосредственно жара не угрожала, не болело сердце и не подпирало давление, воспринимали происходящее не без любопытства и даже веселого удовлетворения: ох да ни фига себе! ну-ну, и долго так будет? вот да.

Сердечникам было хуже. Под сиреной летала «скорая», и десяток свалившихся на улице с тепловым ударом увозился ежедневно.
Вентиляторы – настольные, напольные, подвесные и карманные, с сектором автоповорота и без, простые и многорежимные – стали обязательной деталью быта; вращение, жужжание, комнатный ветерок вошли в антураж этого Лета.
А явно заболевший паранойей градусник показал 39, и его приятель и подельник барометр мертво уперся в «великую сушь».
– Ниче-го себе лето!..

Полез спрос на автомобильные чехлы, и только белые, отражающие солнце. Оставленная на припеке машина обжигала, сидение кусало сквозь одежду – рвали с места, пусть скорей обдует. Богатые лепили автомобильные кондиционеры, что в странах жарких нормально или даже обязательно.

Кондиционер стал королем рынка электротоваров. Их ящики выставились в окна фирм, и теплая капель с фасадов кропила прохожих, оставляя неопрятные потеки на тротуарах.
На верхние этажи вода доходила только ночью. Набирали кастрюли и ведра для готовки, наполняли ванну – сливать в унитаз, мыться из ковшика над раковиной.

В связи с повышенной пожароопасностью лесов были запрещены выезды на природу, станции и шоссе перекрыли млеющие пикеты ГАИ и ОМОНа. Зыбкий желтоватый смог тлел над столицей.
В этих тропических условиях первым прибег к маркизам (забытое слово «маркизет»!) Мак Дональде. Жалюзи помогали мало и закрывали витрины – над витринами простерлись, укрыв их тенью, навесы ткани. И спорые работяги на телескопических автовышках монтировали металлические дуги на солнечные фасады – Тверская и весь центр расцветились, как флагами, пестрыми матерчатыми козырьками.
– О черт, да когда ж это кончится… ф-фу, Сахара…
Появились объявления: «Прачечная временно закрыта по техническим причинам». «Баня временно не работает в связи с ремонтом водопровода».
– Небывалая засуха поразила Подмосковье. Пересыхание источников привело к обмелению многих водоемов. Уровень воды в Москва-реке понизился до отметки два и семь десятых метра ниже ординара.

При 40 реальную нехватку воды ощутили заводы. Зеркала очистных сооружений и отстойников опускались, оставляя на месте водной глади бурую вонючую тину, под иссушающим зноем превращающуюся в шершавую слоеную пленку.
Караванами поперли многотонные фуры с прицепами воду в пластиковых канистрах из Финляндии и Германии, канистры эти с голубыми наклейками продавались во всех магазинах и ларьках.

А градусник лез, и был создан наконец Городской штаб по борьбе со стихийным бедствием, который возглавил мэр Москвы Юрий Лужков. Жесткий график почасовой подачи воды в жилые кварталы. Советы в газетах: носить только светлое, двигаться медленно, не выходить на солнце, много пить, употреблять холодную пищу, и веселая семейка в телепередаче «Семейный час» деловито делилась опытом: ка-ак только дают воду – муж быстро моет полы, жена шустро простирывает (не занашивать!) белье, дочь резво споласкивает (не жрать жирного в жару!) посуду – двадцать минут, потом по очереди скачут в душ, семь минут на человека, вытираться уже в коридоре – еще двадцать минут, и еще двадцать минут наполняется ванна на предстоящие сутки: час – и все в порядке, все чисты и свежи.

Раньше плана и вообще вне плана вставали предприятия и конторы на коллективный отпуск. Все равно работать считай бросили. Устали. Ждали спада, дождя, прохлады.
И появились голубые автоцистерны-водовозки. Загремели ведра. Активисты из жильцов собирали деньги по графику: машина заказывалась по телефону, фирмы развернулись мигом, возили из Шексны и даже Свири, дороже и престижней была ладожская вода, но очереди на вызов росли, машин не хватало.

И вышла на улицу ветхая старушка с забытым в истории предметом – довоенным солнечным зонтиком. Гениально – идти и нести над собой тень! Цены прыгнули ажиотажно, крутнулась реклама, контейнеры бамбуковых зонтов с росписью по синтетическому шелку поволокли челноки из Китая.

– Слушайте, это ж уже можно подохнуть! Что делается?! Ничего себе парниковый эффект пошел.
– Ну, не надо драматизировать. Для Ташкента – нормальная летняя температура.
Здесь был не Ташкент, и при сорока трех градусах стали жухнуть газоны. Ночами поливальные машины скупо обрызгивали только самый центр. Листва сворачивалась и шуршала сухим жестяным шорохом.
Духота верхних этажей под крышами стала физически труднопереносимой. Городской штаб изучал опыт Юга и изыскивал меры: крыши прогонялись белой, солнцеотражающей, краской – эффект! Любая белая краска вдруг стала (еще одно забытое слово) «дефицитом» – граждане самосильно защищались от зноя.

Не модой, но формой одежды сделались шорты. Модой было, напротив, не носить темных очков и настоятельно рекомендуемых головных уборов. Отдельная мода возникла у стриженых мальчиков в спортивных кабриолетах – белые пробковые шлемы.
Первыми на ночной график перешли рестораны – те, что и были ночными, просто закрывались днем за ненадобностью. С одиннадцати до пяти дня прекратили работу магазины, наверстывая утром и вечером. И очень быстро привычным, потому что естественным, стало пересидеть самую дневную жару дома, отдохнуть, вздремнуть – вошла в нормальный обиход сьеста. Замерла дневная жизнь – зато закипела настоящая ночная: в сумерки выползал народ на улицы, витрины горели, машины неслись – даже приятно и романтично, как отдых в Греции.

На сорока пяти все поняли окончательно, что дело круто не ладно. Ежедневно «Время» информировало о поисках учеными озоновой дыры и очередном климатическом проекте. Информация была деловито-бодрой, но причины феномена истолкованию не поддавались.
В пожарах дома полыхали, как палатки. Пожарные в касках и брезенте валились в обмороки. Пеногонов не хватало, воды в гидроцентралях не было, телефонные переговоры об аварийном включении не могли не опаздывать. В качестве профилактических мер отключили газ; плакаты заклинали осмотрительно пользоваться электроприборами и тщательно гасить окурки. За окурок на сгоревшем газоне давали два года.

На сорока семи потек асфальт тротуаров и битум с крыш. Под кондиционером дышать можно было, но передвигаться днем по городу – опасно: босоножки на пробковой подошве (иная обувь годилась плохо) вязли, а сорваться босиком – это ожог, как от печки.
Опустели больницы. В дикой сауне палат выжить не мог и здоровый. Одних забрали родственники, другие забили холодильники моргов.
Ночами экскаваторы еще рыли траншеи кладбищ. Стальные зубья ковша со звоном били в спекшуюся камнем глину.
И перестал удивляться глаз трупам на раскаленных улицах, которые не успел подобрать ночной фургон. Газы бродили в их раздутых и с треском опадающих животах, кожа чернела под белым огнем, и к закату тело превращалось в сухую головешку, даже не издающую зловония.

Но и при пятидесяти город еще жил. По брусчатке старых переулков и песку обугленных аллей проскакивали автомобили, на асфальтовых перекрестках впечатывая глубокие черные колеи и швыряя шмотья из-под спаленных шин. Еще работали кондиционированные электростанции, гоня свет и прохладу деньгам и власти. Прочие зарывались в подвалы, дворницкие, подземные склады – в глубине дышалось.

Еще открывались ночами центральные супермаркеты, зовя сравнительной свежестью и изобилием, а для бедных торговали при фонариках рынки. Дребезжали во мгле автобусы, и пассажиры с мешками хлеба и картошки собирали деньги водителю, когда путь преграждал поставленный на гусеничные ленты джип с ребятками в белых балахонах и пробковых шлемах, небрежно поглаживающих автоматы.

Днем же господствовали две краски: ослепительно белая и безжизненно серая. В прах рассыпался бурьян скверов, хрупкие скелетики голубей белели под памятниками, а в сухом мусоре обнажившегося дна Москва-реки дотлевали останки сожравших их когда-то крыс, не нашедших воды в последнем ручейке.
Дольше жили те, кто собирался большими семьями, сумел организоваться, сообща заботиться о прохладе, воде и пище. Ночами во дворах мужчины бурили ручными воротами скважины, стремясь добраться до водоносных пластов. Рыли туалеты, строили теневые навесы над землянками. По очереди дежурили, охраняя свои скудные колодцы, группами добирались до рынков, всеми способами старались добыть оружие.

Спасительным мнилось метро, не вспомнить когда закрытое: передавали, что там задохнулись без вентиляции; что под вентиляционными колодцами властвуют банды и режутся меж собой; что спецохрана защищает переходы к правительственному городу, стреляя без предупреждения; что убивают за банку воды.

Градусники давно зашкалило за 55, и в живых оставались только самые молодые и выносливые. Телевизоры скисли давно, не выдержав режима, но держались еще древние проводные репродукторы, передавая сообщения о подземных стационарах, где налаживается нормальная жизнь, о завтрашнем спаде температуры – и легкую музыку по заявкам слушателей.
Свет и огонь рушились с пустых небес, некому уже было ремонтировать выгнутые рельсы подъездных путей и севший бетон посадочных полос, и настала ночь, когда ни один самолет не приземлился на московских аэродромах, и ни один поезд не подошел к перрону.

Последним держался супермаркет на Новом Арбате, опора новых русских, но подвоз прекратился, замер и он, и ни один автомобиль не нарушил ночной тишины.
С остановкой последней электростанции умолк телефон, прекратилось пустое гудение репродуктора, оборвали хрип сдохшие кондиционеры.

Днем город звенел: это трескались и осыпались стекла из рассохшихся перекошенных рам, жар высушивал раскрытые внутренности домов, постреливала расходящаяся мебель, щелкали лопающиеся обои, с шорохом оседая на отслоенные пузыри линолеума. Крошкой стекала с фасадов штукатурка.

Температура повышалась. Слепящее солнце пустыни било над белыми саркофагами и черными памятниками города, над рухнувшей эспланадой кинотеатра «Россия», над осевшими оплавленными машинами, над красной зубчаткой Кремля, легшими на Тверской фонарными столбами, зияющими вокзалами…

Деньги из воздуха

С моего любимого сайта госзакупок:

Тендер
«На изготовление опытной установки по извлечению золота из дымовых газов производительностью 500 куб. м/час» http://zakupki.gov.ru/Tender/ViewPurchase.aspx?PurchaseId=805745

Тендер оформлен как положено – даже техническое задание есть. Вот такое:

Из материалов, указанных в проекте, изготовить детали газодинамического устройства, в частности: парогазовые трубопроводы, трубы Вентури, конденсаторы, трубопроводы охлаждающей воды, сборники конденсатов, накопительные и расходные емкости растворов, произвести монтаж измерительной и расходной аппаратуры, а также сборку всех конструкций для пробного подключения к воздушному потоку для холодной обкатки газодинамического устройства на месте.

     Укомплектовать передел фильтрационной очистки вакуумным нутч-фильтром и ультрафильтром в соответствии с проектом для очистки растворов от коллоидных примесей, а также насосами, запорной аппаратурой, датчиками давления и расходомерами, изготовить трубопроводы и произвести сборку и опробование оборудования передела фильтрационной очистки растворов конденсатов от органических примесей и взвесей перед поступлением их в гидрометаллургический передел. Смонтировать накопительные и расходные емкости из кислотостойких материалов.

Изготовить сорбционные колонки с зажатым слоем сорбента и движением растворов в колонках снизу вверх. Соединить колонки в батарею с легко заменяемыми секциями. Установить регулировочные клапаны, автоматически поддерживающие скорость потока растворов через батарею колонок. Изготовить устройство для быстрой разгрузки сорбента из наполненных колонок и наполнения их свежим сорбентом. Изготовить устройство для регенерации нагруженного сорбента и переведения золота в малый объем элюирующего раствора. Смонтировать, соединить и подключить систему управления и автоматического регулирования непрерывной работы всей установки.

Нигде, конечно, не указаны несущественные мелочи – из какого дыма, какова себестоимость получаемого «золота», какая проба и прочее такое. Цена – пустяк, 3.7 миллиона рублей. В общем, понятно - Амурский научный центр Дальневосточного отделения РАН (АмурНЦ ДВО РАН) решил списать бабло на установку, которую они зачем-то соорудили, а толку от нее нет и не предвидится. Нет сомнений, госконтракт будет выполнен на 100% - ведь никому не нужная установка уже давно собрана и даже будет выделен 1 миллиграмм золота какой-нибудь 100-ой пробы по цене 100000 долларов за унцию.

Прекрасный тендер. Кстати – это отличная идея публиковать тендеры на госзакупки в Интернетах. Интернеты все помнят и когда настанет Час Х даже не нужно будет чекистам мучиться. Открываешь сайт http://zakupki.gov.ru/ и вперед – расстреливай по списку, все доказательства нецелевых расходований средств уже готовые, только распечатать, подшить к в папку, особой тройкой за пять минут обсудить и готово дело. Заряжай!   


Придется на климат делать поправку

Дмитрий Медведев не исключает, что из-за процесса потепления климата на проведение Олимпиады в Сочи придется потратить больше денег. "Придется на климат делать поправку, нужно будет учитывать, что происходит в природе", - заявил президент на сегодняшней встрече с руководителями международных спортивных федераций в рамках форума "Россия - спортивная держава". Вместе с тем, он выразил надежду, что участники встречи "не разуверились из-за аномальной жары в Москве в том, что мы способны провести зимнюю Олимпиаду".

http://www.radiomayak.ru/doc.html?id=196009&cid=44

Я, кстати, всегда поражался этой идее – устроить зимнюю!!! Олимпиаду в России в единственном российском субтропическом регионе. Вот представьте – сидите вы, большой начальник, никого не трогаете. К вам приходит некто и грит – давай, начальник, зимнюю Олимпиаду устроим в России! Вы такие – давай, идея хорошая, Россия – страна большая, северная, снега у нас завались. Где будем делать? Урал? Алтай? Может, Домбай? Или вот Прибайкалье? А вам в ответ – в Сочи, бля!

В обчем – я так понял, что на Сочинскую пилораму решено вбухать все еще оставшиеся в Демократической России денежки. Хорошо! Это, кстати, реально хорошо – ибо пока в России еще есть деньги, никаких социальных преобразований, никакого революционного творчества масс  не будет. Ну а как денежки кончатся – начнутся займы на тяжелых условиях под гарантии разоружения, территориальные концессии и т.д. Пока всю страну не продадут. И здесь нам на помощь придет мировой финансовый кризис – вдруг да бабла нашему Верти Калу не дадут? Так что есть надежды, что придурошная затея замутить субтропическую зимнюю Олимпиаду реально приблизит час Х.

Но, вообще, показательно, вы не находите? Сидят большого ума мужчины, обсуждают субтропическую Олимпиаду и тут один вспоминает – ептыть, а в Сочи-то, оказывается, тепло, придется на климат делать поправку! Когда в МОК свои субтропики проплачивали миллионными взятками, о климате как-то не думали, не до того было. А тут – ах, ох, надо ж учесть, чего в природе происходит! Дегенераты…

Верховный муд

И еще одна новость - новость приятная во всех отношениях, я даже скриншот сделал:



http://www.newsru.com/crime/30jul2010/taxi.html

Исправят, конечно, скоро -  но новый мем родился. А пока вот так - Верховный муд работает на славу России.