October 6th, 2010

Про бдительность

Будучи человеком крайне отзывчивым, помогал тут начальнику кой-чего в Институт занести с улицы. Вещички те с дачи – ведь и в самом деле нельзя же в Демократической России оставлять на даче на зиму телевизор, а начальник уже сезон закрыл и дачный хлам хранит, понятно, на работе. 

И вот завозим мы зомбоящик на вахту, протискиваемся через турникет, а тут грозный окрик – Стой!! А сопроводительный докУмент где?!!
- Чё? – осведомляется начальник у грозного пухлого охранника в форме "типа американский коп" (ЧОП "Защита РАН", кроме шуток).
- Как чё? Я – старший смены, и прошу вас предъявить разрешение на внос в Институт материальных предметов.
- Так ведь это на вынос материальных предметов должна быть бумага, а на внос – зачем?
- А затем, что я не знаю, а что это у вас такое!
- Так это, гражданин начальник, телевизор.
- А откуда я это знаю? А вдруг там у вас взрывчатка? Нет, без докУмента не пущу!
- Слушай, мужик, как там тебя, - вежливо говорит начальник, - ты ж нас знаешь уже пару лет, какая взрывчатка, че ты пристал?
- Нет, - отвечает бдительный охранник, - вышло новое распоряжение, борьба с терроризмом, идите получайте бумагу.
- Где?
- В канцелярии. Придете в канцелярию, там скажете – дайте мне разрешение о ввозе материальных ценностей, там вам ее и дадут.
- А там должно быть написано, какие именно ценности?
- Нет, ничего уточнять не надо – просто «разрешение на ввоз материальных ценностей».

А время, заметим, шесть вечера. Возвращается начальник, говорит – никого нет, давай, мужик, мы тебе бумагу завтра принесем, а?- Лады, но только пусть замдиректора мне позвонит и разрешит.

Звонит начальник замдиректору, хорошему своему корешу, говорит, - Юрик, привет, так и так, то да се и передает трубочку старшему смены. Замдиректора, Юрик, по быстрому вставляет пистон, нас пропускают вместе с вещами и телевизором, набитым С-4. А бумагу мы задним числом принесли на следующий день. 

Вот так у нас выглядит борьба с терроризмом на охраняемом объекте, а вы говорите – бардак везде. 

В этот же примерно час с запасного выхода во дворе рабы-таджики таскали мешки с цементом и ящики с плиткой для ремонта в подвале. За ними никто не следил, у них заранее была нужная бумага. Я вот иной раз думаю – лишние мы все в Институте, доктора там и кандидаты с профессорами. Учреждение гораздо лучше бы и четче функционировало, не будь в нем научных сотрудников вообще.

Чтобы помнили

За последнее время я культурно окультурился и таперича испытываю неудержимую склонность поделиться своими находками в области вида изобразительного искусства, произведения которого имеют объёмную форму и выполняются из твёрдых или пластических материалов (скульптуры, если по простому). Конечно, с нашим московским Фидием мало кто может потягаться, но вот Эрнст Неизвестный вполне неплохо отливает в граните и железобетоне. У него, Эрнста, кстати, много общего с нашим Московским Микеланджело - Эрнст работает в Колумбийском университете, а Зураб того Колумба ваял много раз... 

Итак, вашему вниманию представляем конструкцию высотой 15 метров в городе Магадане. Называется "Маска скорби". Вот это, я понимаю, настоящий памятник – взглянешь, не забудешь. Если что – это вот мемориал жертвам сталинских (они же - политические) репрессий, прошу любить и жаловать.

Мне пишут

Иной раз вот так сидишь, мечтаешь – ну, может, хоть кто-нибудь подойдет к тебе, скажет – на тебе денег просто за то, что ты хороший человек, вот просто так, безо всяких. Особенно такие глупые мечты начинают одолевать, когда тебя до этого целый месяц трясли как грушу и, судя по всем признакам, останавливаться не собираются. Вот и сегодня сидел, сидел, страдал, глядя на окружающих – которые все сплошь как один – жадные эгоисты. Но к концу рабочего дня жизнь, кажется, стала налаживаться – пришло приятное письмо. Я его к себе в коллекцию положу, такое надо сохранить, я аж всплакнул от умиления сентиментального:

«Самый дорогой 

 Я г-жа Джулиана Уильямс из Бенина. Я была замужем за Манфред опытный подрядчик В Бенине здесь. Перед смертью в 2002 году. Мы были женаты в течение одиннадцати лет без ребенка. Он умер после непродолжительной болезни. После его смерти я решил не возобновлять брак или получить ребенка вне моего семейного дома. Когда мой покойный муж был жив, он сдал на хранение сумму US $ 7,5 долларов в одном из международных банков. 

Мой доктор сказал мне, что я не продержится в течение ближайших трех месяцев из-за проблемы рака. Зная мое состояние я решил пожертвовать эти средства на улучшение жизни в менее привилегированном положении. Мне нужен честный и достойный доверия человек, которые будут использовать эти деньги в соответствии с моим инструкции, хотят, чтобы средства использовались в финансировании организации, детские дома и менее привилегированные. 

Я принял это решение, потому что не имеют никакого ребенка, который унаследует эти деньги и мои родственники мужа очень обидела меня, и я не хочу, чтобы мой муж с трудом заработанные деньги не по назначению. 

Как только я получу ваш ответ я дам вам контакты моего прокурор здесь, в Бенине, который Все документы, приложенные к депозиту и который также выдаст Вам письмо от органа, который будет продвинут вас, как оригинал-бенефициаром этого фонда . Я хочу, чтобы вы всегда молиться за меня, любая задержка в ответ даст мне комнату в поисках источников для другого лица, для этой же цели.  

Спасибо
С искренним уважением
Г-жа Уильямс Juliana»   

Вот это я понимаю – от души написано, классика жанра, такое приятно перечитывать.   

Мне ведь и другие письма сегодня пришли, сравните вот с этим, к примеру (авторская орфография сохранена):

 «Уважаемый Андрей Конкретный! 

Экспертный Совет РФФИ просит Вас дать рецензии на  заявки , поданные на конкурс «а»_2011 г. по секциии…

Заявки Вы обнаружите на своей персональной странице в системе "Грант-Экспресс" РФФИ.

Напоминаю Вам, что Вы должны открыть свою персональную страницу, затем войдите в раздел "экспертиза проектов", где Вы найдете список заявок. 

У меня к Вам большая просьба, когда по каким-то причинам Вам приходится отказываться от рецензирования, не нажимайта кнопку «отказ», без согласования  с куратором секции, т. к. отследить за отказом в системе грант-экспресс несколько проблематично.  

Очень прошу Вас прислать Ваши рецензии до конца октября, ОБЯЗАТЕЛЬНО!  

Всего наилучшего!» 

И кто мне ближе? Кто?! Вот эти граждане из РФФИ с просьбами, напоминаниями и неявными угрозами или же милая женщина Джулиана из Бенина, страдающая от болезни, называющая меня «честным и достойным доверия» и просто так отдающая мне все свое бабло?