November 24th, 2011

Кто не гей, тот не человек

Госдеп США осудил законопроект, которым в Санкт-Петербурге может быть введен штраф за пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних. Об этом внешнеполитическое ведомство США сообщило на своем официальном сайте в среду, 23 ноября. "Права геев - это права человека, а права человека - права геев", - приводится в заявлении Госдепа слова госсекретаря Хиллари Клинтон.
 
Тут надо бы развить тему. По логике выходит так, что гей – это человек, а человек – это гей. А поскольку вроде мало кто спорит с дефиницией, что гей – это человек, то первую часть определения можно вообще выкинуть. И что останется в сухом остатке? А останется чеканная формула Нового Дивного Мира: Человек – это гей.
 
Если же пойти чуть дальше, то мы легко и непринужденно придем к окончательному юридически обязывающему определению – Кто не гей, тот не человек.
 
С нелюдью же понятно как надо поступать. Но как отличить человека от нелюди? Надо, значит, внедрить какие-то тесты или экзамены, по факту сдачи которых будет выдаваться лицензия на право считаться человеком (оно же «гей»). Тут большой простор для фантазий открывается.
 
Шутки шутками, но максима «Ничто на свете не стоит слезинки пидораса» скоро войдет в систему международного права. И это будет логично и удобно, ибо за одного единственного обиженного пидараса (а где их не обижают?) можно смело умиротворять любую страну ковровыми бомбардировками. А то сейчас надо оранжевые революции организовывать, «повстанцев» плодить, правозащитников спонсировать  - эка забот...

ЗЫ. И еще пара "забавных" фактов.

Как известно, пидерастию исключили из списка заболеваний ВОЗ в 1991 году. А в этом, прекрасном 2011-ом году от рождества Христова, наоборот, в список заболеваний ВОЗ за нумером F63.9 включили такую пагубу, как "любовь". И это только первые шаги по превращению человека в пидараса. За себя скажу - по современным стандартам постмодерна я серьезно больная нелюдь, орк мордорский. 

Беру свои слова обратно!

Сколько говна было вылито на ни в чем не повинного попа, которого поставили брызгать водой на первую разгонную ступень разнообразных ракет на Байконуре! Даже я грешным делом глумился над отцом Сергием, и не один раз. А все отчего? От незнания матчасти это все, от скудоумия и гордыни. Так что пользуясь случаем приношу отцу Сергию свои извинения и более обязуюсь Спасителя молельщиков, окормляющих российскую космонавтику, не трогать. Ибо же сподобил Господь прочесть открытое письмо бывшего ведущего специалиста ОКБ ФГУП "НПО им. С.А. Лавочкина" Морозова Николая Васильевича. После того письма я реально не понимаю, почему у нас вообще что-то еще взлетает в стратосферу. Единственно только Божьим промыслом и можно объяснить эдакие чудеса! А то, что там постоянно падает и не работает - так это не недостатки, недоработки или форс-мажор какой-то- это-то и есть норма. Не было бы попа - так и вообще пиздец аминь.

Письмо, кстати, написано в марте, и уже тогда автор без всяких для себя сомнений предрекает вот этому "Фобос-грунту" именно ту участь, которую все сейчас могут наблюдать в новостных лентах. Ну а скудоумные олигофрены, беснующиеся на сайте "сделаноунас" и им подобным помойкам по поводу каждого введенного в строй курятника, могут сразу пройти вот по этому адресу. Итак, открытое письмо выгнанного из НПО Лавочкина за несговорчивость и неверие в чудеса Морозова Н.В.:

Уважаемый Сергей Борисович!

Не так давно СМИ показали Ваше выступление на коллегии Роскосмоса, в котором Вы весьма критично оценили текущее состояние дел в курируемой Вами отрасли. Конечно, уровень Вашей осведомленности в этом вопросе несравним с моим, до недавнего времени бывшим просто ведущим специалистом в ОКБ ФГУП "НПО им. С.А. Лавочкина". Но, на мой взгляд, истинное положение с созданием космической техники более удручающе, чем может показаться. Поскольку проектированием отдельных узлов, устанавливаемых на изделия, я занимался непосредственно, то смею настаивать на своем пессимистическом мнении.

Несколько примеров, позволяющих оценить отношение к проектированию новой техники, практикуемое в этом НПО.
Недавно, в январе этого года, после неоднократных отсрочек был наконец-то запущен аппарат "Электро-Л". Приводы остронаправленных антенн, установленных на нем, разрабатывал я. Такие же приводы (с некоторыми модификациями) будут установлены на аппаратах "Спектр" и на одном из аппаратов спецназначения. Так вот: проектирование этих весьма ответственных механизмов проводилось вообще без технического задания, на основании устных распоряжений, часто весьма противоречивых.  И уже когда приводы изготавливались, только тогда пришло техническое задание на их разработку. Сами же антенны определились еще позже. Где я угадал, где не очень... Это пример по не самому сложному механизму, устанавливаемому на изделие, просто мне более понятному. Но такой подход – обычная практика в НПО им. С.А. Лавочкина. Добиваться же соблюдения норм, принятых в космической отрасли, весьма чревато будущими неприятностями. Впоследствии этот факт я очень даже ощутил на себе.

Еще из жизни. Напрочь отсутствует теоретическое обоснование принимаемых технических решений, хотя по ЕСКД и предусмотрены этапы, предваряющие выпуск рабочей документации. Решающим критерием являются не научно апробированные аргументы, а то - понравится ли конструкция начальнику, или нет. Просто исходя из его эстетических ощущений. Какой-либо инженерный диспут невозможен в принципе. Царит постулат: я начальник – ты дурак. Апеллировать к должностной инструкции бесполезно: это пустая бумажка, а в моем случае (для ведущего специалиста) таковой просто не существовало! Особенно же неприемлемы руководством ОКБ честные (именно не формальные, а объективные, с учетом вероятных условий эксплуатации) расчеты надежности. После моих упорных настояний, что надежность является определяющей в космической технике, поскольку содержит в себе прочностной и другие показатели, а в конечном итоге определяет конструкцию в целом, один из не последних руководителей остроумно возразил: «Надежность – продажная девка империализма. Надо будет – я (именно Я!) заплачу директору Центра надежности и он напишет ту цифру, какую надо». В основном так и происходит – в отчетах, отсылаемых в ЦНИИМАШ, формально ставится нужное число девяток, а далее жизнь показывает, угадали или нет. Вероятность - она и есть вероятность!

На все тот же субъективизм, зачастую переходящий в откровенную тупость, наталкиваются и попытки внедрить что-то новое. Здесь приходится слышать ответ: «У нас (понимается в НПО) так еще не делали». И все! Доказывать, что когда-то и паровозов не делали, чаще всего бесполезно. Между тем те же американцы, китайцы и др. не спят и их изделия летают и дальше, и, что еще важнее, гораздо дольше наших.

Такие же дела и с испытаниями. В целях мнимой экономии вместо изготовления одного-двух агрегатов для доводочных испытаний, как это и предусмотрено нормативами, в производство закладывается сразу серия, с учетом летных образцов. В итоге исправить конструкцию, если что не так, можно только отчасти. Поэтому на дефекты, выявленные при испытаниях, но не приводящие к откровенной неработоспособности, зачастую просто закрывают глаза. Дескать, все равно вряд ли полетит, а за переделку можно премии лишиться. Но если дефект более очевиден, тогда в брак уходит вся серия. Вот и экономия! В итоге конструктор лишается очевидного в технике права на поисковую ошибку. Отсюда инженерная трусость, безынициативность.

Хочу упомянуть и об искусственном разделении структуры ОКБ. Оно поделено на Центры, в каждом из которых свой директор, его замы, плановые отделы и т.п. И такая организация привела к реальной разобщенности некогда единого ОКБ. Центры сами стараются обеспечить себя заказами, и по возможности выполнить этот заказ своими силами, дабы ни с кем не делиться. Отсюда с одной стороны дублирование служб (например, несколько подразделений занимаются редукторами, каждое на свой лад), с другой стороны тот же привод проектируется в трех Центрах – блок управления в одном, электрика в другом, механика – в третьем. И каждая из этих частей не хочет понимать другую. А если случается какая-то нештатная ситуация (а случается это часто), то начинается поиск не причины, а виноватого – каждый валит на другого. Получается как в пословице про дитя и нянек. В общем, Сергей Борисович, проблем, как говорится, выше крыши.

Не буду рассказывать о системе «откатов». Это совершенно отдельная тема и ей пусть занимаются, если захотят, компетентные органы. Можно поднять документацию по серии запусков «Демонстраторов», по «Солнечному парусу» – да много по чему… Или по современным, например MetNet. Одно скажу: никто их всерьез не собирался и не собирается запускать. А все эти прожекты, включая и разные там «Луна-Глоб», «Луна-Ресурс» и пр., прежде всего прекрасный повод для бесконечных заграничных вояжей начальственной верхушки и элементарного выкачивания денег из бюджета!
А чего стоит эпопея с «Фобос-Грунт»! Вот где настоящая курица, несущая золотые яйца! И если придется все-таки отправить этот аппарат в полет, то очень многие будут искренне огорчены расставанием.

Скажете, что все это голословно? Проверьте сами: сопоставьте даты начала работ, израсходованные суммы и оцените, что уже сделано. И оцените не рекламные ролики и не выставочные макеты, а реальное «железо»! Это несложно. Уверяю, если подойти к этому вопросу не предвзято, без опаски обидеть «хороших» людей, то можно найти много любопытного.

И не думайте, что я это только сейчас выплескиваю. Сколько там работал, столько и кричал, ругался, доказывал. Пока нужны были приводы, по которым я, позвольте проявить нескромность, считался специалистом, меня еще терпели. Соглашались: да, мол, бардак, но что мы можем? И это говорили начальники не последнего уровня. Я им: «Так кричите, ругайтесь, у вас же больше возможностей! Я вам надоедаю, вы выше бейте, может, что и получится?» Какой там! Кто уже на пенсии – боязно за свое теплое место! А кто еще и выше метит, негоже себе карьеру портить. И как в стену из ваты натыкаешься – ни реакции, ни движения! 

В итоге все-таки наступила логическая развязка: когда основные работы по моей тематике были завершены, мне устроили элементарную травлю. Заключалась она, прежде всего, в полной профессиональной блокаде. Ну и по мелочи - лишение премий, надбавок и т.п. Записался на прием к Генеральному конструктору, у которого и день для этого определен. Но на подступах к нему тройной рубеж обороны, как перед Москвой в 41-м! Побившись об эту чиновничью стену, я понял, что НПО им. С.А. Лавочкина наплевать и на мой 29-ти летний стаж работы в нем, и на изобретения, которые я внес в копилку его патентов! Можно было бы еще побороться, но я явственно осознал, что окажусь или в психушке, или поневоле стану террористом. Ей-богу, очень хотелось пойти по примеру героя известного фильма «Ворошиловский стрелок»! Но серьезное оружие надо еще поискать, а эта тупая чиновничья масса до того уже достала, что в свои 52 года я просто ушел в никуда.

И скажу откровенно, Сергей Борисович: очень обидно! Обидно прежде всего за то, что еще многое не сделал, хотя и мог бы! Обидно и за то, что ощутил себя изделием, которым попользовались, а потом просто выкинули на помойку - "Электро-Л" летает, антенны наводятся, "мавр сделал свое дело"!

Конечно, хочется верить, что Вам, Сергей Борисович, удастся наладить дела в подведомственной Вам отрасли. Но что-то заставляет меня усомниться, что даже Вы, со всем Вашим потенциалом, сумеете разгрести эти авгиевы конюшни.

В любом случае, желаю Вам удачи!

А я все-таки пытался что-то сделать, пусть и не получилось!

Морозов Николай Васильевич    08.03.2011 20:03