July 21st, 2013

Типа Россия, которую мы типа потеряли - 3

Одна смерть – трагедия, а миллион - уже статистика (с)

В честь Субботы, священной для нашего народа, продолжил знакомиться с известным фильмом господина Говорухина. С целью, разумеется, очернить эту правдивую и пронзительную киноленту.

Таки же на чем мы остановились в прошлый раз? Ага, вот - В 13-ом году страна развивалась неслыханными темпами. Россия уже престала нуждаться в привозе иностранных товаров. Ее заводы могли выпускать все! От самоваров и велосипедов – до подводных лодок и современных автомобилей.

То есть, стала Россия Которую Мы Потеряли (далее сокращенно РКМП) индустриально развитым государством. Она, РКМП, сталбыть, и так-то «кормила половину Европы», а в 1913-ом году перестала нуждаться в привозе иностранных товаров. То есть, это что значит? Это означает, что торговое сальдо должно было стать положительным, а РКМП  - легко выплатить все внешние долги. Да еще и полевропы кормим! Да и внутри страны простые работяги, не говоря про крестьян, кушали от пуза (см. части 1 и 2). Положение РКМП было, сталбыть, не просто исключительно стабильным, а уникальным. И скоро Россия должна была автоматически стать реальной Сверхдержавой. Этот очевидный вывод подтверждает и господин Говорухин.

Перед самой войной в Париже вышла интересная книжка «Экономический обзор России в 1914-ом году». Французский ученый Эдмон Тери приходит к поразительному выводу: к середине текущего столетия Россия будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношениях.

Я тут же кинулся читать «интересную книшку». Кто грамотный, может и сам прочесть. Книжка интересная, да. Там много цифр, оттуда, собственно, их по мере необходимости и тянут господа-монархисты в свои статьи о том, как РКМП семимильными шагами шла в светлое великое будущее. Цифры эти я даже не оспариваю, а верноподдано принимаю на веру. Но имеют место быть некоторые (дурацкие) вопросы и замечания.

Эдмон Тери действительно проделал большую работу. Там и статистические таблицы по экспорту-импорту, там и про столыпинскую аграрную реформу по ликвидации крестьянской общины (очень положительная реформа была), там и про мудрость Николая II в подборе кадров (в книге слово мудрость написано без кавычек), и вообще.

Эдмон, например, пишет такое – вот в России огромный еще потенциал для развития земледелия – во Франции используется 90% территории, а в России – только 30% (стр. 50). Отсюда какой вывод? А такой, что если, например, сельское хозяйство развить до уровня, на котором оно находится во Франции, то Россия и Европу прокормит, и свои будущие 400 миллионов граждан. Ведь вон в России везде какие черноземы в ! А еще ведь Сибирь освоена только на 1/5. Освоит Россия Сибирь с ее черноземами, тогда заживет вообще как в раю. А сама экономика в России устроена вообще совсем по-умному – вот, пишет Эдмон на 54 стр. с 1908 по 1912 годы производство пшеницы выросло на 37.5%, а экспорт пшеницы – на 77%. А еще и население выросло. Ну как тут не радоваться европейцу экономическим успехам своего восточного «партнера»?

Конечно, Эдмон Тери был кабинетным червем, ученым-экономистом. Он сидел в теплой уютной комнате за удобным столом, ему из Статистического комитета по первому требованию приносили нужные бумашки, а он на арифмометре цифирьки суммировал и сводил в таблицы. И его нельзя ни в чем обвинять, это была его работа, которую он добросовестно выполнил. Однако же Эдмону и в голову не пришло взять себе отпуск, да и проехаться по деревням, вольготно раскинутым на черноземах Тверской или даже (господи оборони!) Тамбовской губернии. Там бы он насмотрелся на успехи аграрной столыпинской реформы – посмотрел бы на быт простого крестьянина, обратил бы внимание на средний возраст веселых пейзан, которые, распевая народные песни, обрабатывают тучные пажити, и, будучи статистиком, глядишь, подсчитал бы, сколько раз в день среднестатистический крестьянин издает тоскливый беспросветный мат плач, а сколько раз радостно смеется. Впрочем, плач и смех – это эмоции, а эмоции мешают разуму ученого. Поэтому Эдмон не поехал кататься по российским деревням. Собственно, он не поехал и на экскурсии по местам обитания городского пролетариата. Чем сохранил свою душу в безмятежности и спокойствии. Как впрочем, и остальные прекрасные господа, управляющие Российской Империей ихз теплых и светлых кабинетов.

Чтобы не быть голословным, вот тут в доступной форме со ссылками на документы описана реальная жизнь крестьянства, а тут – условия жизни работяг-пролетариев. Но мы с вами понимаем, что это все ложь и клевета,  к делу отношения не имеющая, ибо ведь очевидно, что одна смерть – трагедия, а миллион - уже статистика. Россия развивалась? Развивалась. А кому не повезло – на то божья воля и нечего жаловаться, на том свете в Раю воздастся.

Ну, помолясь, дочитал я этого Эдмона до 125 страницы. А там интересная таблица по импорту/экспорту. Как мы помним, господин Говорухин утверждал, что в 1913-ом годе РКМП уже все производила на заводах и не нуждалась в импорте. У Эдмона же Тери получился совсем другой вывод, ибо РКПМ даже бумагу и соленую сельдь импортировала, это уж не говоря про станки и оборудование. «В самом деле, до сих пор русские развивали лишь экспорт сельхозпродукции, причем неслыханными темпами, однако когда они будут лучше использовать богатства своих недр и добьются утроения добычи  каменного угля, ситуация изменится, и они станут первоклассными промышленниками, т.к. располагают тем, чего у нас уже нет – неисчерпаемой рабочей силой».

Вот именно это и реализовали кровавые коммуняки впоследствии. Улучшили использование недр и сделали из части крестьянства пролетариат для работы на заводах. А сельское хозяйство интенсифицировали не за счет столыпинских кулаков-мироедов, а через колхозы-совхозы, которые суть та же община. Колхоз уже мог купить себе трактор или там грузовик, а значит появился спрос на продукцию построенных в СССР заводов. Ибо я не знаю как Эдмон Тери, но все вменяемые люди понимали, что буржуины никакую продукцию машиностроения, произведенную в России, к себе на рынок не допустят. Так что надо было развивать внутренний спрос, а на его базе строить социалистическую индустрию. Впрочем, это дело давнее, большевистские извращения ныне благополучно изжиты, и мы практически возвращаемся в РКМП. Ну, разве что еще нефть прибавилась как продукт импорта, что и позволят сейчас круто шиковать кое-кому. Да…

А вот в 1912 году не было сверхдоходов от нефтегазового сектора. За счет чего же жила Российская Империя? Об этом наглядно свидетельствуют таблицы доходов-расходов на стр. 136-142. Лично я бы на месте Николая II, просмотрев только эти четыре таблицы, впал бы в отчаяние и занялся немедленными реформами, сопровождаемыми массовыми расстрелами всей тогдашней элиты. Для этого пришлось бы, конечно, создавать параллельно новую элиту (она же – опорная база). Но такое мог сделать человек вроде Петра Великого, но уж никак не Николашка Кровавый. Поэтому Николашка в итоге и оказался в подвале Ипатьевского дома.

Так что ж такого интересного пишет Эдмон Тери в части доходов РКМП? А вот что – «Наибольшее увеличение суммы дохода дает монополия на производство спирта и налог на водку. Средняя за пятилетие увеличилась с 450 млн. рублей за период с  1898-1902 года до 809 мл. рублей в период 1908-1912 года».

Водка – это была самая большая статья доходов в бюджете РКМП. А, например, промышленное производство давало налогов в 1902 году аж (та-дам!) 5 миллионов (и это еще оптимистичная оценка, поскольку в этой графе представлены общие доходы от заводов, складов и учреждений). Налог на бумагу для сигарет давал почти столько же – 4.5 миллионов. Я считаю – это прекрасно. А кто виноват? Явно – проклятые жыдобольшевики, это они агитировали народ бухать, вместо того, чтобы после 12-ти часового рабочего дня в жутких условиях идти в церквы и там отправлять высокодуховные религиозные ритуалы.

В общем, «интересная книжка». Однако же вот опять – посмотрел всего 30 секунд фильма и потратил час на «книжку» и пост. Трудно продвигается изучение наследия Станислава нашего Говорухина. Одна надежда меня согревает – может, я еще кое-кого убедил в том, что РКМП – наш идеал.

[продолжение следует]