February 23rd, 2021

Минус 23

Это столько сегодня градусов было в Нерезиновой. А мы, между прочим, не Воркута какая-то, не Норильск и не "родина нашего страха" Колыма. Нам тут такая фигня не нужна. Это ж праздник, е-мое! тем более, что я - Господин Офицер, в запасе пока, правда... И вот мне в этот праздник, сталобыть, с Полиграфом гулять... Но тут уж ничего не поделаешь. Удивило же меня то, что пока гуляли, на улице в 9 утра даже были люди без собак, трезвые и в масках. Четырех граждан таких мы сегодня увидели. Ну куда вы идете? Зачем? Зачем вам дорога, если она не ведет к Храму?! Минус 23, выходной день, сидите дома. тем более, что на улицах Нерезиновой свирепствует Жуткий Вирус!

Ну и, раз уж так все вышло, представляем вашему вниманию стихи. Не мои, если что. Нашел у new-vodokachkin.livejournal.com в каментах:

Весь пропитан вирусом, абсолютно весь,
Осторов кипарисовый в океане есть,
Осторов кипарисовый в океане есть,
Весь пропитан вирусом, абсолютно весь.

Там под кипарисами - люди-дикари,
С масками на лицах, с вирусом внутри,
С масками на лицах, с вирусом внутри,
Там под кипарисами - люди-дикари.

Что они ни делают - вирус тут как тут,
Видно, заклинания вирус не берут,
Видно, заклинания вирус не берут,
Что они ни делают - вирус тут как тут.

Вирус не выводится, намертво прирос,
Плачут, Богу молятся, не жалея слёз,
Плачут, Богу молятся, не жалея слёз,
Вирус не выводится, намертво прирос.

Вроде не больные - и могли бы жить,
Им бы пандемию взять и отменить,
Им бы пандемию взять и отменить,
Вроде не больные - и могли бы жить.

Как назло, на острове вводится надзор!
Бунтарям без масок - штрафы и позор!
Дикарям без масок - штрафы и позор!
На проклятом острове вводится надзор!

По такому случаю с ночи до зари
Плачут невезучие люди-дикари
И не знают, бедные, как им дальше быть:
Вирусы - зловредные, все не истребить... (с)

Стошнить не стошнит - 5

маленький мальчик залез в холодильник,
маленькой ножкою тронул рубильник.
вот уже сопли замерзли в носу,
нет, не доесть ему ТИРАМИСУ! (с)


А у нас эволюция Помойки продолжается. Как удачно мне выпало, что окна выходят вот на это:



Конечно, у кого-то панорамные окна своей виллы выходят на пляж с белоснежным песком и на лазурные воды теплых морей. На пальмы там, всякое такое. Злая касатка прорежет воду острым плавником и нет ее. На глади пусто. А в небе? Там высоко и светло, там тает поздней льдинкой белое лебединое облако...

Но у нас тут всюду жизнь.

— Самые первые попытки облегчить человеческую боль были, конечно, наивными. Некоторые вампиры всерьез полагали, что смогут решить проблему, питаясь страданием животных. Это было живучее представление — именно из-за него все древние религии практиковали жертвоприношения. Но подход оказался непродуктивным.
— Почему? — спросил я.
— Дело в том, — сказал Аполло, — что объемы боли при этом должны быть колоссальными. Получать агрегат «М5» из животных — это как делать бензин из тополиного пуха. Технически возможно, но нерентабельно.
Животные ведь почти не страдают. Им знакома только физическая боль — которую древние вампиры и пытались утилизировать. Но нам в пищу не годится боль. Нам нужно именно страдание — а его животные практически не испытывают… (с) Бетмен Аполло.