konkretny_112 (konkretny_112) wrote,
konkretny_112
konkretny_112

Categories:

Воспоминания немецкого ефрейтора

Тут вот Аристократ Духа выдал очередной шедевр мирового синематографа, УС-2 – типа про Войну. Там полный набор –танки с парусами, кровавая гэбня, упырь Сталин, черенки от лопат… Короче все, что нужно, чтобы Премию в Каннах получить. Немец в фильме дисциплинированный, толковый боец, экипированный по последнему слову техники – короче, такой какой надо немец – чтобы Премию в Каннах получить. В немецкой Армии не было бардака, перебежчиков, трупы в воронках никто не зарывал, никаких «самострелов» боже упаси, в немецкой армии (в отличии от Красной Армии) никто не посылал солдат в дикие бессмысленные атаки, не считаясь с потерями, и вообще – каждый немецкий солдат спокойно валил по десять русских Ванек в день. Так что Премию Никитушке дадут, я не сомневаюсь.

А вот отрывок из воспоминаний простого немецкого солдата. Но воспоминаний таких простых солдат (как немецких так и русских) наш Титан Духа, конечно, не читал. Ведь не может же Аристократ читать то, что накорябало быдло? Полная версия – тут.

Об СС

Отношение к СС было неоднозначным. С одной стороны, они были очень стойкими солдатами. Они были лучше вооружены, лучше экипированы, лучше питались. Если они стояли рядом, то можно было не бояться за свои фланги. Но с другой стороны - они несколько свысока относились к вермахту. Кроме того, их не очень любили из-за крайней жестокости. Они были очень жестоки к пленным и к мирному населению. И стоять рядом с ними было неприятно. Там часто убивали людей. Кроме того, это было и опасно. Русские, зная о жестокости СС к мирному населению и пленным, эсэсовцев в плен не брали. И во время наступления на этих участках мало кто из русских разбирался, кто перед тобой - эсэсман или обычный солдат вермахта. Убивали всех. Поэтому за глаза СС иногда называли «покойниками».

Помню, как в ноябре 1942-го года мы однажды вечером украли у соседнего полка СС грузовик. Он застрял на дороге, и его шофёр ушёл за помощью к своим, а мы его вытащили, быстро угнали к себе и там перекрасили, сменили знаки различия. Они его долго искали, но не нашли. А для нас это было большое подспорье. Наши офицеры, когда узнали - очень ругались, но никому ничего не сказали. Грузовиков тогда оставалось совсем мало, а передвигались мы в основном пешком.

И это тоже показатель отношения. У своих (вермахта) наши бы никогда не украли. Но эсэсовцев недолюбливали.

Солдат и офицер

В вермахте всегда была большая дистанция между солдатом и офицером. Они никогда не были с нами одним целым. Несмотря на то, что пропаганда говорила о нашем единстве. Подчёркивалось, что мы все «камрады», но даже взводный лейтенант был от нас очень далёк. Между ним и нами стояли ещё фельдфебели, которые всячески поддерживали дистанцию между нами и ими, фельдфебелями. И уж только за ними были офицеры.

Ещё большей эта дистанция была между нами и высшим командованием. Мы для них были просто пушечным мясом. Никто с нами не считался и о нас не думал. Помню, в июле 43-го под Таганрогом я стоял на посту около дома, где был штаб полка, и в открытое окно услышал доклад нашего командира полка какому-то генералу, который приехал в наш штаб. Оказывается, генерал должен был организовать штурмовую атаку нашего полка на железнодорожную станцию, которую заняли русские и превратили в мощный опорный пункт. И после доклада о замысле атаки наш командир сказал, что планируемые потери могут достигнуть тысячи человек убитыми и ранеными, и это почти 50% численного состава полка. Видимо, командир хотел этим показать бессмысленность такой атаки. Но генерал сказал:

- Хорошо! Готовьтесь к атаке. Фюрер требует от нас решительных действий во имя Германии. И эта тысяча солдат погибнет за фюрера и Фатерлянд!

И тогда я понял, что мы для этих генералов никто! Мне стало так страшно, что это сейчас невозможно передать. Наступление должно было начаться через два дня. Об этом я услышал в окно и решил, что должен любой ценой спастись. Ведь тысяча убитых и раненых это почти все боевые подразделения. То есть шансов уцелеть в этой атаке у меня почти не было. И на следующий день, когда меня поставили в передовой наблюдательный дозор, который был выдвинут перед нашими позициями в сторону русских, я задержался, когда пришёл приказ отходить. А потом, как только начался обстрел, выстрелил себе в ногу через буханку хлеба (при этом не возникает порохового ожога кожи и одежды) так, чтобы пуля сломала кость, но прошла навылет. Потом я пополз к позициям артиллеристов, которые стояли рядом с нами. Они в ранениях понимали мало. Я им сказал, что меня подстрелил русский пулемётчик. Там меня перевязали, напоили кофе, дали сигарету и на машине отправили в тыл. Я очень боялся, что в госпитале врач найдёт в ране хлебные крошки, но мне повезло. Никто ничего не заметил. Когда через пять месяцев в январе 1944-го года я вернулся в свою роту, то узнал, что в той атаке полк потерял девятьсот человек убитыми и ранеными, но станцию так и не взял...

Вот так к нам относились генералы! Поэтому когда меня спрашивают, как я отношусь к немецким генералам, кого из них ценю как немецкого полководца, я всегда отвечаю, что, наверное, они были хорошими стратегами, но уважать их мне совершенно не за что. В итоге они уложили в землю семь миллионов немецких солдат, проиграли войну, а теперь пишут мемуары о том, как здорово воевали и как славно побеждали…

Гельмут КЛАУСМАН,
111-я пехотная дивизия.

Tags: Война, Историческое
Subscribe

  • Вместо тысячи слов

    – Мне всегда казалось, что в пекле будет адская стужа. А вы украшаете вход в него миленькими узорами? – Именно так. Мы – последние…

  • Дайте мне Нобелевскую премию по медицине

    За что, спросите вы? А вот за что. Я сегодня, между делом, за 5 минут разработал универсальное средство от "чумы 21-го века", то есть от…

  • Никчемные маразматики

    Зацените уровень поражения мозга "наших" государственных деятелей: Член Совета Федерации Алексей Пушков высказался о сюжете…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Вместо тысячи слов

    – Мне всегда казалось, что в пекле будет адская стужа. А вы украшаете вход в него миленькими узорами? – Именно так. Мы – последние…

  • Дайте мне Нобелевскую премию по медицине

    За что, спросите вы? А вот за что. Я сегодня, между делом, за 5 минут разработал универсальное средство от "чумы 21-го века", то есть от…

  • Никчемные маразматики

    Зацените уровень поражения мозга "наших" государственных деятелей: Член Совета Федерации Алексей Пушков высказался о сюжете…