konkretny_112 (konkretny_112) wrote,
konkretny_112
konkretny_112

Categories:

Раствор Мэнникона

Шоу понимал толк в своевременных научных разработках. Если кто не читал – рекомендую, буков не много. А пока в коллекцию положу отрывок. Такова современная наука, а ведь рассказ был опубликован еще 30 лет назад.

[……]
- Теперь нам предстоит следующий шаг, - сказал Тагека Ки.
Все трое сидели в его апартаментах. Было еще сравнительно рано, всего полтретьего ночи. Тагека воспринял сообщение о лошади без удивления. Только пожалел, что они не сделали тканевых срезов.
- С низшими позвоночными мы, я полагаю, разделались, - продолжал Тагека Ки.- Следующий эксперимент напрашивается сам собой.
Но Мэнникону было невдомек, что за эксперимент тут напрашивался, и он осведомился:
- Какой же это?
На сей раз Тагека не оставил вопрос Мэнникона без ответа.
- Здрасьте! - коротко сказал он.
Мэнникон разинул рот - да так и застыл.
Крокетт нахмурился:
- Я предвижу неизбежные трудности.
- Ничего страшного, - успокоил его Тагека. - Нам потребуется всего лишь доступ в больницу с приличным выбором пигментного материала.
- Разумеется, у меня есть связи в "Лейквью Дженерал", - сказал Крокетт, - но я не уверен, что там найдется нужный материал. Ведь мы же на Среднем Западе. Думаю, здесь за год бывает не больше двух-трех индейцев. Мэнникон по-прежнему стоял с открытым ртом.
- Не доверяю я ребятам из "Дженерал", - сказал Тагека Ки. – Нечисто работают. Кстати, с кем бы мы ни связались, придется, само собой, брать этого типа в долю. А мне что-то совсем неохота дарить состояние халтурщикам из "Дженерал".
Мэнникону до смерти хотелось вмешаться. Слово "состояние" в устах Тагеки Ки звучало по меньшей мере легкомысленно. Те общие дела, в которые Мэнникон был посвящен, никаких доходов не сулили. Но Тагека был увлечен своими планами. Он говорил гладко, отчетливо выговаривая каждый слог:
- По-моему, самое удобное для нас - Западное побережье. Скажем, Сан-Франциско. Значительный контингент цветного населения, прекрасные больницы с большими несегрегированными благотворительными отделениями...
- Китайский квартал, - осмелился предложить Мэнникон. Он был там во время свадебного путешествия. Угощался супом из акульих плавников. "Женитьба... это только раз в жизни бывает", - сказал он тогда своей Лулу.
- У меня есть приятель в отделении рака и эвтаназии, - сказал Тагека. - Людвиг Квелч.
- Ну да, - кивнул Крокетт. - Квелч. Предстательная железа. Высший класс. - Кого только Крокетт не знал.
- Он был первым на курсе в Беркли, на три года старше меня. Пожалуй, стоит ему позвонить. - Ки потянулся к телефону.
- Обождите минутку, будьте добры, мистер Тагека, - выдавил из себя Мэнникон. - Вы хотите сказать, что собираетесь ставить опыты на живых людях? Может быть, даже убивать их?
- Крок, - сказал Тагека, - ты его сюда притащил. Вот и займись им.
- Флокс, - сказал Крокетт с нескрываемым раздражением, - вопрос сводится к следующему: ученый ты или не ученый?
Тагека Ки уже звонил в Сан-Франциско.


- Дайте-ка прикинуть, - сказал Людвиг Квелч, - что у нас сейчас есть. Предлагаю отделение Блумстейна. Думаю, в самый раз для начала; согласен, Тагека?
Тагека кивнул:
- Отделение Блумстейна. Прекрасно.
Квелч прилетел через четырнадцать часов после телефонного разговора и на весь день и весь вечер уединился с Тагекой и Крокеттом. Только в полночь Мэнникон был допущен на совещание, которое проходило в гостиной. Людвиг Квелч оказался высоким крупным мужчиной с прекрасными белыми зубами и добродушными манерами уроженца западных штатов. Он носил трехсотдолларовые костюмы со светлыми галстуками. Сразу же чувствовалось, что на такого человека можно положиться во всем. Он уже несколько раз выступал по телевидению с блестящими речами против системы бесплатного медицинского обслуживания.
Квелч вынул черную записную книжечку крокодиловой кожи и полистал ее.
- В данный момент, - сказал он, - мы располагаем тридцатью тремя белыми, двенадцатью неграми, тремя пациентами неустановленного происхождения, одним индийцем, одним бербером, семью азиатами, а также шестью пациентами предположительно китайского происхождения и одним - японского. Все мужского пола, разумеется. - Он добродушно усмехнулся, намекая на область своей специализации. - Я бы сказал, тут есть из чего выбрать, не правда ли?
- Нас это устраивает, - сказал Тагека Ки.
- Все безнадежные? - спросил Крокетт.
- Я бы сказал, примерно на восемьдесят процентов, - ответил Квелч. – А почему ты спрашиваешь?
- Это я для него. - Крокетт кивнул в сторону Мэнникона. – Он беспокоился.
- Отрадно видеть, что возвышенный дух науки еще не вытравил из вас восхитительную юношескую щепетильность. - Квелч положил свою широкую ковбойскую лапу Мэнникону на плечо. - Не бойтесь. Ничью жизнь мы существенно не укоротим... разве что чуть-чуть.
- Спасибо, доктор, - пробормотал Мэнникон.
Квелч посмотрел на часы.
- Мне пора. Буду держать вас в курсе. - Он уложил литровую бутыль в свинцовом футляре (обычно в таких хранят летучие кислоты) к себе в чемодан. - Ждите моего звонка.
Он направился было к двери, вместе с Тагекой, но на полпути остановился.
- Итак, договорились? Все поровну на четверых, плюс у Ки исключительные права на Гватемалу и Коста-Рику и североевропейская доля Мэнникона на десять лет?
- Там все написано, в записке, что я дал тебе утром, - сказал Тагека.
- Да, конечно. Просто я хочу все точно растолковать моим адвокатам, когда придут бумаги. Рад был повидаться, коллеги. - Квелч кивнул Крокету и Мэнникону и вышел.
- Сегодня нам придется закончить пораньше, - сказал Тагека Ки. - У меня есть кой-какие дела.
Мэнникон направился прямо домой, предвкушая, как он выспится впервые за несколько месяцев. Жена уехала играть в бридж, и ничто не мешало ему заснуть безмятежным младенческим сном, но почему-то он так и не сомкнул глаз до утра.

- Квелч звонил, - сообщил Тагека Ки. - Есть результаты.
У Мэнникона непроизвольно задергалось веко, дыхание перехватило.
- Не возражаете, если я присяду? - спросил он. Он только что позвонил в дверь квартиры, и сам Тагека впустил его. Придерживаясь руками за стены, он добрался до гостиной и плюхнулся на стул. Крокетт развалился на диване, на груди у него стоял бокал виски. Мэнникон никогда не мог определить по выражению лица Крокетта, был ли тот опечален, обрадован или попросту пьян.
Тагека вошел в комнату вслед за Мэнниконом.
- Чем вас угостить? - спросил Тагека тоном радушного хозяина. – Хотите пива? Апельсинового сока?
- Спасибо, не надо, - сказал Мэнникон. Впервые за все время знакомства Тагека был с ним так вежлив. Мэнникон приготовился к худшему. – Что сообщил доктор Квелч?
- Просил передать вам привет, - сказал Тагека, сидя на диване между
Крокеттом и Мэнниконом и разглядывая дырочку в серебряной пряжке от пояса
на джинсах.
- Что еще? - спросил Мэнникон.
- Первый эксперимент завершен. Квелч ввел раствор восьми пациентам - пятерым белым, двум черным и одному желтому. Семеро не дали никакой реакции. Вскрытие восьмого...
- Вскрытие! - У Мэнникона опять перехватило дыхание. - Мы убили человека!
- Будь же благоразумен, Флокс, - устало проговорил Крокетт, на груди которого мерно вздымался и опускался бокал с виски. - Это же произошло в Сан-Франциско. Две тысячи миль отсюда.
- Но это же мой раствор. Я...
- _Наш_ раствор, Мэнникон, - спокойно поправил Тагека. - С Квелчем нас уже четверо.
- Мой, наш - разве в этом дело? Несчастный мертвый китаец лежит сейчас, распластанный на...
- При твоем темпераменте, Мэнникон, - сказал Тагека, - тебе следовало бы возиться с душевнобольными, а не заниматься исследованиями. Если ты намерен делать с нами дела, будь любезен, держи себя в руках.
- "Дела"! - Мэнникон встал. - И это вы называете делами! Убить больного раком китайца! Послушайте, коллега, - сказал он с непривычной насмешкой, - таких стяжателей, как вы, я еще не встречал.
- Ты будешь слушать или демагогию разводить? - поинтересовался Тагека.
- Я могу сообщить много любопытных и ценных сведений. Но меня ждет работа, и я не могу тратить время на пустяки... Так-то лучше. Садись.
Мэнникон сел.
- И больше не вставай, - сказал Крокетт.
- Как я уже сказал, - продолжал Тагека, - вскрытие подтвердило, что пациент умер естественной смертью. Никакой патологии ни в одном органе. В заключении указано, что смерть наступила в результате мгновенной побочной реакции на раковую ткань в области предстательной железы. Хотя нам лучше знать, в чем дело.
- Я убийца. - Мэнникон схватился за голову.
- Я не желаю слушать в моем доме такие речи, Крок, - сказал Тагека. - Наверное, будет лучше, если мы позволим ему выйти из игры.
- Если ты соскучился по детергентам и растворителям, Флокс, - сказал Крокетт, не вставая с дивана, - то можешь убираться отсюда.
- Именно это я и собираюсь сделать. - Мэнникон встал и направился к двери.
- Считай, что ты потерял добрый миллион долларов, приятель, - невозмутимым тоном обронил Крокетт.
Мэнникон остановился, так и не дойдя до двери, вернулся и сел на стул. - По крайней мере я должен услышать все до конца, - сказал он.
- Три дня назад я был в Вашингтоне, - сказал Крокетт. - Зашел к старому приятелю, Саймону Бансвангеру. Мы с ним вместе в школе учились в Бостоне. Вы о нем не слыхали. Никто о нем не слыхал. Он из ЦРУ. Большая там шишка. Очень большая. Я ему изложил вкратце наш проект. Он в восторге. Обещал созвать совещание у себя в конторе, проконсультироваться. – Крокет, взглянул на часы. - Должен появиться здесь с минуты на минуту.
- ЦРУ? - У Мэнникона душа ушла в пятки. - Зачем вы это сделали? Теперь нас всех посадят за решетку.
- Отнюдь, - возразил Крокетт, - совсем наоборот. Держу пари на пару "Алекзандеров", что он явится сюда с весьма недурным предложением...
- Каким предложением? - спросил Мэнникон. Он решил, что от хлопот с фирмами и постоянного недосыпа Крокетт повредился в рассудке. - Зачем им нужен раствор Мэнникона?
- Помнишь первый день, когда ты явился ко мне, Флокс? - Наконец-то Крокетт поднялся на ноги, в одних носках прошел к бару и налил очередную порцию "Джека Дэниелса". - Я же сказал: ответим на один вопрос - и дело в шляпе. Припоминаешь?
- Более или менее, - сказал Мэнникон.
- А помнишь, что это был за вопрос? - елейным голосом протянул Крокетт, отпивая виски. - Я помогу немногочисленным клеткам твоей долговременной памяти восстановить распавшиеся связи. Вопрос гласил: "Что есть такого желтого, что кишмя кишит, как кролики в Австралии?" Припоминаешь?
- Да. Но при чем тут ЦРУ?
- Именно ЦРУ, дружище, знает наверняка, что есть такого желтого, что кишмя кишит. - Крокетт замолчал, бросил в бокал кусочек льда и поболтал в нем пальцем. - Китайцы, дружище.

[……]
Tags: Академия наук, Книги, Медицинско-фармацевтическое, Химия и жизнь
Subscribe

  • Вот уроды

    Преподавателей университета Кентукки в США вынудили «бороться с расизмом» на работе. В учебном заведении провели антирасистские…

  • Можем уничтожить США! Но предположительно...

    В Академии наук Заседает князь Дундук... (с) В прошлом году вышла статья заместителя президента РАРАН по информационной политике Сивкова…

  • Прихожу на работу я в пятницу...

    Просылаю начальника в (сензоред). Короче, пришел тут на работу, а у окна в коридоре, где росли мои цветочки, вдруг возникло дерево. Там и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments