Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Короновирус-12

Наши операторы сняли фильм, который был частично конфискован, а частично намеренно засвечен. Сообщения наших корреспондентов исчезали. И все-таки , леди и джентльмены, у нас есть, что вам показать, и корреспонденты находятся прямо в этой студии — это не профессиональные репортеры, но это свидетели того, что может оказаться величайшим бедствием для нашей страны за всю ее историю. Сейчас мы покажем вам некоторые фрагменты нашего фильма. Все съемки велись тайно, поэтому качество не очень хорошее. И однако, мы, люди, только что освободившие телестанцию, надеемся, что того, что вы увидите, будет достаточно. Возможно, даже в большей степени, чем вам этого хотелось бы.
Он поднял взгляд, вынул из кармана платок и высморкался. Те, у кого дома были хорошие цветные телевизоры, могли заметить, что лицо его было красным и распухшим.

— Если все готово, Джордж, то давай.

На экране появились кадры Главного Госпиталя Бостона. Палаты были переполнены. Больные лежали на полу. Переполнены были и коридоры. Медсестры, многие из которых сами выглядели явно больными, нетвердой походкой ходили по госпиталю. Некоторые истерически плакали. Другие были ошарашены настолько, что почти впали в кому.
Кадры часовых на углах улиц с винтовками в руках. Кадры зданий со взломанными дверьми.
Снова появился Боб Палмер.

— Леди и джентльмены, если у вас есть дети, — сказал он спокойно, — мы посоветовали бы вам попросить их уйти из комнаты.

Зернистый кадр военного грузовика, выезжавшего на пирс Бостонской гавани. Внизу — баржа, укрытая брезентом. Двое солдат в противогазах выпрыгнули из кабины грузовика. Изображение дернулось, а потом снова стало неподвижным. Солдаты залезли в кузов, и оттуда на баржу посыпались тела: женщины, старики, дети, полицейские, медсестры. В какой-то момент стало понятно, что солдаты поддевают тела вилами.

Палмер вел передачу около двух часов до тех пор, пока кто-то на первом этаже не сообразил, что вовсе не обязательно отвоевывать шестой этаж. В 11:16 передатчик ДаблЮБиЗед-ТиВи был отключен.

Палмер с сообщниками были казнены по обвинению в измене родине — Соединенным Штатам Америки. (с)


Это я не нагнетаю, это я просто привожу отрывки отличной книги Стивена нашего Кинга. А вот еще ролик Константина нашего Семина. Там про совсем другой подход, "православный и духоскрепный". Отцы и Святые угодники развернулись у нас во всю ширь, жЫр прямо с монитора капает. Кто хочет, может насладится, но все это для тонких ценителей. Да и вообще - интересно, там и про Заграницу есть, не могу не оставить дял коллекции:



Вообще, паника - это серьезно. Никогда даже вообразить не мог, что такое тут на нашей Священной Земле могут устроить вот просто так, когда, казалось бы, ничто не предвещало.

ЗЫ. А тем временем мои партнеры из разных институтов не отвечают на прерывания на письма. Ну не потому, что померли, а потому, что всех ваще отравили на принудительный карантин. Вот только мне интересно, а что будет, если реально всех отправить на принудительный карантин? Вот просто чтобы никого не было на улицах. Интересно - а сколько проживет милиооный город в таких условиях? Моя ставка - 1 неделя. 

Короновирус-4

Металлический голос из Сайп Спрингса говорил почти пять минут подряд. Сама по себе ситуация его не слишком-то интересовала, потому что уже два дня назад компьютер проинформировал его, что это произойдет до конца июня с вероятностью 88 %. Специфика же несущественна. Если у вещи есть две штанины и место, куда вдеть ремень, то это брюки. Цвет не имеет значения.

Доктор из Сайп Спрингса сделал несколько остроумных предположений, и репортеры ежедневной газеты из Хьюстона связали происходящее в Сайп Спрингс с тем, что уже произошло в Арнетте, Вероне, Коммерс Сити и городке Поллистон, штат Канзас. В этих городах процесс развивался так стремительно и так неблагоприятно, что военным был отдан приказ ввести карантин. В компьютере был заложен список других двадцати пяти городов десяти штатов, в которых начали обнаруживаться следы Проекта Блу.

Старки принял решение. Он отпер ключом нижний ящик своего письменного стола и вытащил оттуда синий сверток, запечатанный красной бумажной лентой. Надпись на нем гласила: ЕСЛИ ЛЕНТА ОКАЖЕТСЯ СОРВАННОЙ, НЕМЕДЛЕННО ИЗВЕСТИТЕ ВСЕ ОТДЕЛЫ БЕЗОПАСНОСТИ. Старки сорвал ленту.

— Вы на связи, база «Блу»? — спрашивал голос. — Мы вас не слышим.
— Я здесь, «Лайон», — ответил Старки. Он открыл последнюю страницу книги из свертка и провел пальцем по колонке, озаглавленной ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНЫЕ КОНТРМЕРЫ.
— Вы слышите меня, «Лайон»?
— Слышим, база «Блу».
— Троя, — сказал Старки решительно. — Повторите, «Лайон»: Троя .

Молчание. Отдаленный треск помех.
— Повторяю…
— О Господи! — раздалось из Сайп Спрингса.
— Повтори, сынок, — сказал Старки.
— Т-т-троя, — сказал голос. Потом, более уверенно: — Троя.
— Очень хорошо, — сказал Старки. — Благослови тебя Бог, сынок. Отбой.


Сейчас узнал, что нашенский сотрудник, третьего дня вернувшийся из Германии и вчера приходивший на работу пить с нами, здоровыми людьми, кофе, самоизолировался.

Как выяснилось, если нынче человек приезжает в Россию из Европы (оборони господь, если из Китая), то он может позвонить по соответствующему номеру телефона Куда Надо. И засесть дома. А потом ему Откуда Надо прямо на дом привозят двухнедельный бюллетень, каковой и выдают прямо на руки по предъявлении иностранного паспорта с отметкой о пересечении государственной границы.

А история там была такая. Он вчера не тока с нами кофе пил и дышал с нами одним воздухом, но еще и заехал вечерком после работы к своей дочке, чтобы позаниматься с внуком математикой. И шо ви таки думаете? Дочка дедушку спустила с лестницы, мол, ну куда ты лезешь с такой-то рожей?, и пояснила ему, что ему следует делать следующие 2 недели. Он не знал, что можно на халяву 2 недели отпуска получить.

И я не знал до сего дня.

Так что эта. Если кто по случаю приехал из Заграницы, то он легко и непринужденно получает халявный 2-х недельный отпуск. Так-то. Щас предупрежду нашу сотрудницу, очень удачно укатившую сегодня в Испанию. Эх, мне бы такую халяву - 2-х недельный оплачиваемый отпуск...

Короновирус-3

А одна наша сотрудница сегодня ночью таки полетела в Испанию. Не по научным делам, а так, за свои - на недельку по делам. Уж как ее вчера пугали и стращали карантином, вирусом, ужасами и армагеддоном. Недавние фотки даже показывали с таможни - там такие суровые парни в белых халатах и масках всех поголдовно шмонают (визуальный осмотр, тотальная проверка на температуру и чихание).

...Первые четырнадцать человек  были  здоровы,  только очень  напуганы. Ниордан пристально  и хищно оглядывал каждого, и Хаяни еще не успевал ничего понять, как уже слышал его простуженный голос;
     -- В порядке. Следующий.
     Хаяни  изо  всех сил  пытался сосредоточиться. Он  знал  --  скоро  его заменят.  Очень  утомительно осматривать столько обмерших  от  страха людей.
Потом вошел мужчина с мальчиком лет шести, и тогда Ниордан рявкнул:
     -- Ребенку выйти!
     По правилам дети подвергались Контролю в первую очередь.
     -- Но... Я... Это... --  заволновался мужчина. Он задыхался от жары под своим шлемвуалом, и мальчик тоже, только мальчик не обращал на это внимания, ему было очень интересно. А к вуалетке он привык.
     -- Ребенку выйти!
     Мужчина склонился над мальчиком, почти прошептал:
     -- Подожди-ка меня там, сынок.
     И погладил его по блестящему  шлему,  и  слегка подтолкнул  в  открытую дверь.
     -- Снимите вуалетку, пожалуйста, -- мягко попросил Хаяни,  предупреждая новую  грубость  Ниордана  (тот  уже  заранее  побагровел   перед  следующим приказом. Сейчас он был отвратителен и коряв).
     Мужчина  снял  шлемвуал,  и  волмер  ожил,  запел  неуверенно.  Ниордан вглядывался в его  растерянное  лицо не  больше секунды, затем повернулся  к конвою:
     -- Ведите. Вторая стадия.
     -- Нет, подождите,  как  же  так?  --  заволновался мужчина. --  Там же ребенок?
     Его уже выволокли из комнаты, когда он крикнул:
     -- Сынок! Адрес запишите! Адрес!
     Ниордан  был ас  своего дела. Хаяни  --  новичок. Но  и он  без всякого волмера  уловил свойственную импатам... эйфорическую отрешенность...  особую сумасшедшинку,   одним   словом,   ту   неуловимую    особенность,   которую непрофессионалы и не заметят сразу. (c)


На что сотрудница тока посмеялась. А я и говорю - ну вы что? Там же деньги уплочены и она все равное поедет, пусть там вместе к короноврусом будет, чума, оспа, холера и лихорадка Эбола. И да - "Поехали!". Короче - ожидаем репортажей с фронта. Из самой, так сказать, заграницы.

I live again

Сынок, послушай меня, я сейчас тебе рассажу важную тайну перед смертью…
- Сестра, дайте ему еще морфия.
- Я все слышал, дорогой сынуля… (с)

Вернулся из больнички живой. На башку наклеен офигенный пластырь на пол лба.

DSC01348_jj

Ощущения довольно странные. А уж ощущения при операции были просто незабываемые. Боль почти отсутствовала, но чувство было, что ты такой Буратино, которому добрый папа Карло стамеской и долотом пытается придать более приятный для окружающих облик – что там скоблят, давят, шкурят, тянут, дерут и зашлифовывают 200-й шкуркой. Сравнить можно  по ощущениям, с ситуацией, когда железом царапают по стеклу - вроде физически-то не больно, но аж на изнанку выворачивает от одного звука.

И еще тазики с инструментами лязгают то около правого уха, то около левого. Плюс периодически марлевой салфеткой обтирают с лица кровищу (на кровищу мне плевать, я ж на Биофаке учился). Ну и там периодически брызгают из диспенсера в рожу денатуратом. А потом еще господин доктор ассистентке говорит – дайте вот бутылку с бетадином (бетадин – это обеззараживающее, используемое, в частности, при ампутации конечностей). Я тока тихонько вздохнул. Но потом вздохнул еще раз, и поглубже, когда доктор спросил – а у нас что, другой бутылки нету, что ли? – А нету другой – был такой ответ. Ну б-ть, приехали, - грустно подумал я. И все продолжилось…

- Так, - сказал господин доктор – глаза не открываем, сейчас будет немного больно, но если станет Сильно Больно, вы мне, пожалуйста, немедленно скажите. И мы вам сразу еще анестезии добавим.

- А может вы мне сразу добавите, а? – Безо всякой надежды спросил я. – Не положено, мы заботимся о вашем самочувствии. Вам -то что, вы вот помрете от передоза (не дай Бог, а то кто же нам заплатит?), а нам потом бумашки заполнять еще полгода, ну кому это надо?

Но долго ли коротко ли, а всему приходит п-ц конец. Таперича я дома. И во всем этом мероприятии был один светлый момент – добрый доктор сказал, что, вообще-то, вы можете хоть сейчас идти на работу с чистой совестью. Но я бы посоветовал вашему высочеству (это он меня так повадился называть после моих кривляний, претензий и многочисленных уточняющих вопросов) пойти домой, там сразу бахнуть стопарь крутого алкоголия, потом расслабиться, а потом еще бахнуть. Мол, после таких операций оно действительно полезно и реально помогает снять стресс. Этим хорошим советом я немедленно же и воспользовался.

Не болейте.

А Шанхай на карантине

Начальник сегодня сказал, что Шанхайск реально закрыли на карантин. Он хотел туда на конференцию съездить - а вот фиг там. Никаких виз, все в оцеплении и вообще пипец.

Сразу вспомнился Стивен Кинг:

Ее муж был смертельно бледен. Глаза его вылезли из орбит. В одной руке он держал ключи от машины, а другой все еще тряс ее несмотря на то, что она уже проснулась.
— Чарли, в чем дело? Что случилось?
Он словно бы не знал, что ответить. Его адамово яблоко двигалось, но единственным звуком, раздававшимся в небольшом служебном коттедже, было тиканье часов.
— Пожар? — глупо спросила она.
— В некотором роде, — сказал он. — В некотором роде гораздо хуже. Тебе надо одеться, милая. Буди крошку Ла Вон. Надо убираться отсюда.
— Почему? — спросила она, вставая с постели. Темный ужас охватил ее. Все было не так. Все, как во сне. — Куда? Во двор? — Но она знала, что он не это имел в виду. Никогда еще не видела она Чарли таким испуганным.Она втянула ноздрями воздух, но не почувствовала запаха дыма.
— Салли, милая, не задавай вопросов. Нам надо уезжать. Чем дальше, тем лучше. Буди крошку Ла Вон и одевай ее.
Новая догадка озарила ее. Раз Чарли собирается уехать под покровом ночи, то это значит, что он хочет оставить пост САМОВОЛЬНО.
Она вошла в небольшую комнатку, которая служила детской крошке Ла Вон. Она все еще цеплялась за слабую надежду, что все это — лишь удивительно явственный сон. Он кончится, и она проснется как обычно в семь часов утра, покормит крошку Ла Вон и поест сама, наблюдая за первым часом программы «Сегодня» и варя яйца для Чарли, которого сменят на посту в восем ьутра. А через две недели у него будут дневные смены, и когда они будут спать вместе, у нее больше не будет таких кошмарных снов, как сегодня, и…
— БЫСТРЕЕ! — зашипел он, разбивая ее слабую надежду. Он нервно кашлянул и начал вытаскивать вещи из комода и в беспорядке запихивать их в пару старых чемоданов.
Она разбудила крошку Ла Вон. Малышка выглядела раздраженной и удивленной тем, что ее разбудили посреди ночи. Звук ее плача испугал Салли еще сильнее, но испуг медленно перешел в гнев, когда она увидела, как Чарли пронесся, сжимая в руках ее белье. Застежки лифчика болтались, как серпантин на новогодних хлопушках. С груди свисала кружевная оборка ее лучшей комбинации, и Салли готова была поклясться, что она порвана.
— В чем все-таки дело? — закричала она. — Ты что, спятил? За нами в погоню отправят солдат, Чарли! Понимаешь, солдат!
— Вряд ли это произойдет сегодня ночью, — сказал он, и голос его был таким уверенным, что в нем чувствовалось что-то ужасное. — Пойми, радость моя, если мы сейчас не смотаемся отсюда, нам уже никогда не выбраться с базы. Я вообще не понимаю, как мне удалось выбраться с вышки. Надо полагать, что-то не сработало. Почему бы и нет? Все на свете может сломаться. — И он издал тонкий, птичий смешок, который испугал ее сильнее, чем все остальное. — Крошка одета? Хорошо. Пора убираться. Надеюсь, с нами все в порядке: слава Богу, ветер дует с востока на запад.
Он снова кашлянул.
— Папочка! — потребовала Ла Вон, протягивая вверх руки. — Папочка! Я хочу покататься на лошадке!
— Не сейчас, — ответил Чарли и исчез на кухне. Салли услышала шум: он доставал деньги из голубой супницы на верхней полке. Тридцать или сорок отложенных ею долларов. Деньги, которые она откладывала на покупку дома. Итак, все это не было сном. В чем бы ни было дело, все это было явью.
Чарли вернулся в спальню. Он все еще комкал и запихивал одно- и пятидолларовые купюры в карман своих брюк. Салли взяла крошку Ла Вон на руки. К тому моменту крошка уже совсем проснулась и могла бы идти сама, но Салли хотела прижать ее к себе.
— Куда мы едем, папочка? — спросила крошка Ла Вон. — Я спала.
— Ты можешь поспать и в машине, — сказал Чарли, подхватывая чемоданы. Из одного свисало оборванное кружево. Страшная догадка, переходящая в уверенность, зародилась в сознании Салли.
— Произошел несчастный случай? — прошептала она. — О, пресвятая Богородица, ведь так? Несчастный случай. Там.
— Я раскладывал пасьянс, — произнес он. — Я поднял взгляд и увидел, что циферблат из зеленого стал красным. Я включил монитор. Салли, они все были…
Он выдержал паузу и взглянул на крошку Ла Вон.
— Они все были М-Е-Р-Т-В-Ы, — сказал он. — Все, заисключением одного или двух, да и тех, наверное, уже нет в живых.
— Что значит М-И-Р-Т-В-Ы, папочка? — спросила крошка Ла Вон.
— Не обращай внимания, моя радость, — сказала Салли. Ее собственный голос доходил до нее словно из очень длинного ущелья.
— Когда циферблат становится красным, все выходы должны блокироваться. Я посмотрел на монитор и выскочил за дверь. Я думал, эта чертова штука перережет меня пополам. Она должна была закрыться в тот же миг, когда покраснел циферблат. Но я уже был почти рядом со стоянкой, когда услышал позади глухой удар.
— Но что случилось? Что…
— Я не знаю. Я не хочу этого знать. Я знаю только, что это убило их быстро. Мы едем на восток. Пошли. (c)


Такой вот Китайский новый год. Конечно, до стивенкинговщины не дойдет (я надеюсь), но как-то там все серьезно настроены.

Любить до гроба? Это я устрою…

Гений, истинный гений:

Кaк жaль, я Вам тепeрь не по карману…
*
Ты шкaф большой, но aнтресоль пустая.
*
Вы с этим умным видом дажe спите?
*
Гляжу, Вы лирик с матерным уклоном…
*
А в письмах Вы кaзались мне стройнее…
*
“Нахал!”- совсем не значит “Прекратите!»
*
Да, ты по-крупному умеешь мелочиться…
*
Наш кот не гадит в туфли – он брезгливый.
*
Да, невесёлым получился некролог.
*
Быть честным хочется… Но меньше, чем богатым.
*
Честь девичью блюла. Но не со всеми.
*
И жить не хочется, и застрелиться лень…
*
К чему Вам в вашем возрасте здоровье?
*
Как говорится, победителей не садят…
*
Не надо инсценировать раздумья.
*
Сейчас я расшатаю Вам здоровье!
*
Украсьте мир отсутствием своим…
*
О, как не вовремя порой приходит время!
*
А быть моим врагом — врагу не пожелаю!
*
Я Вас пристрою в лучший из миров…
*
Хотел уж уходить, но тут опять налили.
*
Ты думал? А Минздрав предупреждал…
*
Ты правда глупый или это имидж?
*
Я от судьбы уйти хотела. Не судьба.
*
Еще вчера сегодня было завтра.
*
Контрольный выстрел Вас бы не испортил.
*
У нас была лишь сотовая связь.
*
Я всё отдам, но где мне это взять?
*
Путь к сердцу на желудке оборвался.
*
Любить до гроба? Это я устрою…
*
Идут года, мне все еще за тридцать…
*
Я выгляжу неплохо, но не часто.
*
Я стою дорого, особенно в одежде.
*
Какие это деньги? Это сдача!
*
Я сражена… Не наповал, но на пол.
*
Мужчины косяком — и мимо, мимо…
*
Ума палата с крышей набекрень.
*
Зачем мне талия? Я замужем теперь!
*
Жизнь — это дар. Но лучше бы деньгами.
*
Как идиот, Вы были безупречны.
*
Большому кораблю – большие в трюме крысы
*
Я в браке третий раз. Опять попался брак…
*
Уйду в политику. Там руки мыть не надо.
*
Нет вкуса? У меня?! А вы лизните!
*
Я всех умней, но это незаметно.
*
Хотелось бы кому-нибудь хотеться…
*
Гиппопотам – как много в этом звуке!
*
Национальность у меня не очень…
*
Не вас ли стриг безрукий парикмахер?
*
Хотелось бы чуть-чуть всемирной славы…
*
Под шубой оказалась не селедка.
*
Больной, проснитесь! Вас уже вскрывают.
*
“Ты действуй. Я посплю,” – сказала совесть.
*
Да, я не пью, но я не пью не это.
*
Всей правде обо мне прошу не верить.
*
Забудь меня. Сожги мои расписки
*
Люблю тебя как брата. Но чужого
*
В кровати было весело и шумно…

Сухумка

Чуть не подохли сегодня.

А дело было так. Жена решила заказать новые подушки, набитые не стандартным куриным пухом, а новым, улучшенным инновационным носителем – лузгой от гречки. Ну чего, привезли подушки. Они такие тяжелые оказались, но вполне себе ортопедические и удобные. Я, как человек ученый и недоверчивый, сказал – давай-ка я сегодня не буду на такой подушке спать, а ты мне поутру скажешь как чего.

С утра жена просыпается, встает и тихо оседает на пол. Говорит – слушай, а я не могу стоять на ногах, голова раскалывается и вообще все плохо вообще совсем.

Ну чего? Поменяли подушку, отлежалась и начала пытаться понять причину такого самочувствия.

Причина выяснилась не сразу, но таки выяснилась. Иногда среди обычной гречки (или, скорее, рядом с посевами) вырастает некий очень распространенный сорняк - двурядная гречка, или сухумка. На ней очень любит расти грибочек, родственник спорыньи, который может и хочет продуцировать значительное количество алкалоидов, аналогов ЛСД. Короче, нам подушки набили этой вот хренью. И за ночь, как оказалось, вполне можно надышаться до полной неузнаваемости, а то и вообще помереть. Всякие там домашние животные, если эту зараженную сухумку от души поедят, то и вообще иногда дают дуба, играют в ящик и просто переставляются.

Так что вот, камрады, не покупайте подушки с гречкой. Ну или покупайте в подарок для своих «друзей». Никто и никогда не прочухает, в чем была причина скоропостижной кончины.

Часов за пять только все у жены пришло в норму. Серьезное вещество оказалось, не хуже того «Новичка». Не повезло, просто не повезло... А может, это некая гиперчуствительность, но я на себе проверять не стал. Во избежание.

Вот таким вот образом. Жили бы мы в Америке, так до конца жизни смогли бы себе деньжат от «производителя подушек» наполучать в качестве моральной компенсации. Но Россия – это вам не Америка, так что просто будьте осторожны.

ЗЫ. А в стране меж тем продолжается борьба за "здоровье нации". Курилки в аэропортах запретили, а то, вишь ты, они вредят здоровью.

Хочешь похудеть - спроси меня как!

Когда я спас Полиграфыча от ужасного рассвета, подобрав это умирающее существо ночью в темном, холодном и грязном поземном переходе, Полиграфыч весил примерно 4 килограмма. И было это 19 сентября нынешнего года.

Я же, соответственно, вследствие удачной женитьбы, весил 95, что, конечно, было неприемлимо. Неоднократно повторенные диагностические проверки, ударное употребление горячительных напитков, диеты и прочие такое не дали никаких результатов.

А с Полиграфычем - что вы таки думаете? Вот сегодня мы встали на весы. Полиграфыч показал ударный прирост живого веса и цифры были такие - 19 килограмм. А я? А я показал, соответственно, снижение - всего 85. Мы собираемся продолжать в том же духе и дальше. Про полиграфную диету я расскажу немного позже.

Еще я провел журналистское расследование и выявил таки маму и папу Полиграфа. Об чем и будет следующий репортаж, да.

DSCN0325_1

Лишай опоясывающий

По бульварам ходить, положим, там нет никакой возможности. Все снуют - из бардака в клинику, из клиники опять в бардак. И кругом столько трипперу, что дышать трудно. Я как-то выпил и пошел по Елисейским полям - кругом столько трипперу, что ноги передвигаешь с трудом. (с)

Чистил сейчас флешку фотокамеры, и что же я обнаружил?! А вот что - фотографию, сталбыть, того, что лежит на приборной панели машины Гламурной Кисы:



Я милосердно выпилил фамилию кисюли, дабы не нарушать закона о персональных данных. И таперича все понятно, все встало на свои места - и почему нет у Кисы мужика, и вообще. Клиника, означенная на медицинской карте, специализируется, сами понимаете, на каких болезнях. А DS "О. герпет. инфекция" - это, сами понимаете, опоясывающий лишай.

И как же здорово, что я - морально устойчивый гражданин! И вы будьте такими и будет Вам счастье.

Это реклама здорового образа жизни.